Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Публикации Материалы о.Владимира Соколова Церковь и свобода слова в государстве

Церковь и свобода слова в государстве

Где Дух Господень, там свобода (2Кор.3,17).

К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша
не была поводом к угождению плоти» (Гал.5,13)

Террористические акты в США показали всему миру насколько сегодня политика взаимосвязана с религией. Все большая и большая связь политики с религией это феномен нашего времени – ныне этот феномен становится очевидным даже для предвзятого наблюдателя. Это говорит о том, что мы входим в апокалиптическую эпоху, когда политика станет религией, а религия политикой. Пророческий текст Священного Писания: «И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его» (Откр.13,16-17), - свидетельствует о том, что власть антихриста будет носить тотальный характер и будет охватывать все сферы жизни - и духовную, и материальную. Поэтому такая обыденная функция государства, как обеспечение граждан государства необходимым для жизни будет уже не просто утилитарной функцией, а будет связана с религиозным исповеданием. Поэтому участие или неучастие христианина в этом процессе обеспечения будет его религиозным ответом – его выбором. И Церковь в этом случае выступит против государства. Но уже сегодня христианам приходится делать выбор и объявлять о своем несогласии с политикой государства. О таком несогласии и неповиновении государственной власти в том случае, когда «власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным душевредным деяниям» заявила сегодня Русская Православная Церковь в основополагающем документе «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви».

В этом несогласии с государством Церковь оставляет за собой право не участвовать в безнравственных, злых делах и самим этим актом неповиновения обличать государственную власть в заблуждении. Такое неповиновение будет полезным и для власти, потому что власть действенной и долговечной может быть только тогда, когда она служит добру и управляет по справедливости. Для власти это неповиновение будет поводом для того, чтобы пересмотреть свою политику с нравственной точки зрения. И если государственная власть каким-то образом прореагирует на неповиновение Церкви, - то, стало быть, такое неповиновение будет нравственно оздоровлять все общество.

Поэтому за Церковью, в целях нравственного оздоровления общества и стабильного положения власти, необходимо сохранить свободу высказывания, потому что даже в неповиновении государственной власти (что является, конечно, крайней мерой, применяемой тогда, когда уже другие способы влияния Церкви на государственную власть исчерпаны) Церковь, как мы убедились, оказывает положительное влияние на общество и государственную власть. Как это не парадоксально, но Церковь своим неповиновением выступает не против власти, а, наоборот, поддерживает, укрепляет ее.

Свобода высказывания Церкви связана, конечно, с религиозной свободой, - она является неотъемлемой составляющей религиозной свободы. А религиозная свобода, в социальном плане, есть право открыто исповедовать религиозные убеждения, а также право претворять эти убеждения в жизнь. Но религиозные убеждения бывают разные. Если дозволить, например, сатанистам открыто исповедовать и осуществлять свои убеждения, - то они постепенно развратят все общество и перережут большую часть населения, принося жертвы сатане. Поэтому в социальном плане свобода высказывания может быть позволена только там, где она направлена на созидание общества в любви, где свобода высказывания ориентирует общество на благо.

Если же свобода слова, провозглашается значимой самой по себе, вне контекста противостояния греху, - то тогда свобода слова становится условием реализации этого греха, похоти плоти, похоти очей (1Ин.2,16) – манифестацией гордости житейской (1Ин.2,16). Такая свобода будет губительной и для общества, и для власти, потому что она ведет к нравственной деградации. Упадок культуры, развал государственности всегда начинается с падения нравов - это печальный урок истории.

С середины двадцатого века стержнем мировой истории стали такие ценности как права и свобода человека. Вся мировая политика сегодня есть действенное проведение в жизнь этих ценностей – они есть лозунг, написанный на знамени человечества, идущего к объединению. Эти ценности являются достоянием христианства, но вырванные из контекста христианского учения о спасения человека и мира, эти ценности могут обесцениться - и в их реализации привести к совершенно противоположным результатам.

Авторитетный православный богослов, профессор МДА А.И. Осипов, рассуждая о проблеме свободы в современной ситуации, пишет: «Современная европейская цивилизация на Западе и на Востоке, с неуклонной прямолинейностью утверждая свободу и благоденствие плоти, фактически совершенно игнорирует безопасность души человеческой. Провозглашая свободу страстей и решительно отвергая идею христианской любви, она все очевиднее вводит народы в последний круг существования. В конечном счете, все современные кризисы своим источником имеют именно абсолютизированную внешнюю свободу, которая при утрате понятия греха, превращается в произвол безжалостного эксплуататора по отношению ко всему: и к человеку, и к природе, и к мысли, и к творчеству, и к духовным, нравственным и прочим законам жизни. Эта свобода как вседозволенность неуклонно ведет современное человечество, как бы ни казалось это парадоксальным, к полной утрате даже самой внешней свободы, ведет мир к окончательному установлению в нем лукавого и жестокого тоталитарного режима. Современная действительность дает достаточные основания для такого вывода.

Внешняя свобода легко продается за элементарный комфорт. Один из современных писателей справедливо сказал о нашем времени: «Повсюду в мире умирает свобода – политическая, экономическая и личная… Без свободы жить легче. Все больше людей охотно отдают свою свободу в обмен на удобную и спокойную жизнь. Не нужно принимать какие-либо решения. Меньше ответственности»[1]. Этот отказ от свободы вполне закономерен: страсти, получая свободу и изнутри порабощая человека, делают его сластолюбивым, эгоистичным и тем самым все более способным продать первородство своей совести за чечевичную похлебку скоропреходящих удобств и прихотей. Картины подобных сделок сейчас можно видеть во всех сферах жизни»[2].

Таким образом, без нравственного воспитания человека права и свобода человека поработить его греху; а созидание свободного общества, – превратить в строительство того тоталитарного сообщество, в котором не будет совсем никакой свободы. Нравственно воспитать общество гораздо труднее, чем его развратить. Вниз всегда легче катиться, чем подниматься наверх. Если в обществе не будет начала, сдерживающего падение нравов, то общество быстро деградирует до нравов языческого, дохристианского общества. Но сегодня уже приходится констатировать, что в нравственном отношении человек опускается даже ниже, чем древние язычники. Мораль нового времени рождает и новый тип человека – человека-богоборца, воплощающего не образ Бога, а образ диавола.

Исходя из этого, свободу слова в государстве необходимо понимать как свободу для распространения идей, пусть даже и критических, но помогающих осуществлять добро. Все то, что ведет к нравственному разложению общества, распаду культуры и деградации человека не может называться добром. Поэтому идеи, несущие в себе такое разлагающее влияние, не могут также свободно распространяться в обществе, как идеи, несущее здоровый нравственный заряд. Разве можно дать равное право на нравственную христианскую проповедь и на распространение порнографии?

Сегодня, когда политика все больше и больше сближается с религией, ответственность государственной власти за проводимую политику также все более и более возрастает. Поэтому для власти очень важно осознать, что сохранить общество от разложения и гибели может только та религия, которая собирает всех ко Христу. Если религия-политика не будет приводить ко Христу, то она будет вести к антихристу, а это значит к концу мира – к его гибели.

Исходя из всего сказанного прежде, можно сделать и основной вывод: если такие основополагающие христианские ценности, как свобода и права человека (сюда же входит и свобода слова), будут рассматриваться вне контекста христианского учения о мире и человеке, то это приведет в конечном итоге к тоталитаризму, который погубит и мир, и человека. И в этом смысле свобода слова, данная Церкви, приобретает и для самого мира спасительное значение – она поможет удержать мир от нравственного падения, а, стало быть, и от гибели.

[1] Здесь Алексей Ильич цитирует книгу П. Калиновского «Переход», М., 1991, с.15.

[2] А.И. Осипов. Свобода христианина, свобода Церкви и религиозная свобода. ЖМП №7, 2001, с.71.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы