Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Публикации Личный опыт Остановка восьмая. Сам себе вор.

Остановка восьмая. Сам себе вор.

Как-то раз, будучи ещё подростком, шёл с отцом из кино. Фильм, который мы только что просмотрели, был из разряда пошловатых комедий с шутками «ниже пояса», истерично-придурковатыми героями и т.п. Папа, грустно-грустно так, мне говорит: «Жалостливое было кино...». «Почему?», - удивился я, учитывая совсем не драматический жанр картины. «Денег, которые за билеты отдал, жалко». По сей день я вспоминаю эти слова, и не только смеха ради. Отец говорил не об «экономике» — жалко было потраченного впустую времени, которое ты у себя сам отнял.

 

 

Очень сложно себе признаться, что в своём стремлении отдохнуть, ты всегда готов превысить разумную меру. Если ехать в отпуск, то обязательно с пресловутым «всё включено», которое под знойным солнцем засасывает бесконечной кормёжкой и халявной выпивкой похлеще таёжного болота. Если выходной, то обязательно надо добиться, чтобы ничего, абсолютно ничего не делать — даже если того требует объективные обстоятельства в виде отвалившейся полки или пустого холодильника.

Но если начать разбираться, что кроется под этим «ничего» - становится не по себе...

Подобный самоанализ я как-то произвёл над собой, и результаты буквально ошеломили. Под отдыхом подразумевались действия, направленные не на восстановление сил, а на истощение души и тела. Как ещё можно назвать, гуляния ночи напролёт с обильными возлияниями, просиживание сутками за компьютером или диванное обрастание жирком перед телевизором? «Биологические часы» организма, от которых зависит не только работоспособность, но элементарное физическое здоровье, не просто останавливались — они разбивались вдребезги. Бессмысленность действий наращивалась тем, что одним из веских аргументов за такой образ жизни выступало желание доказать и показать — смотрите, как я могу пить литрами и не спать, могут курить пачками, и танцевать до рассвета, могу валяться весь день и так «гавкать» на всех, кто приближается, что ни у кого даже мысли не возникнет, чтобы обратиться с какой-нибудь «тупой» просбой титпа «сходи в магазин» или «вынеси мусор»! Последнее считалось вообще особым шиком - так себя «поставить» в семье, что уже никто не хотел к тебе подходить. Сам себе хозяин!

Постепенно слово «отдых» стало равнозначно жаргонному словечку «оттяг», что подразумевает состояние, которое можно сформулировать так: хоть бы война началась — главное, чтоб мне в кайф было! На гребне идеи, что я сам себе хозяин, человек становится сам себе... вор. Как ещё по-другому назвать действия, по выуживанию из себя живого сопереживания, сочувствия сначала просьбам окружающих тебя людей, а после - и своей души, которая начинает быстро задыхаться от постоянного «оттяга»? Происходит это, подчёркиваю, осознанно самостоятельно!

В подобную «свободу»мышления и действий (а на самом деле — рабское подчинение кайфу) погрузился в своё время автор этих строк. Тогда это чувство казалось сродни завоеванию кубка чемпионов. Причём подобное «достижение» легко воспринималось, как трамплин к развитию. Только, увы, с затуманенных глаз сложно видеть куда такое развитие приведёт... Какими сладкими казались самолюбивые реплики, которые сами собой сыпались из тебя в угаре безудержного обсуждения кого-то или чего-то! Постоянный адреналин, который организм из последних сил вырабатывал, чтобы не сломаться окончательно под напором «отдыха» и буйства страстей, искусственно поддерживал чувство постоянного душевного подъёма. Росло убеждение: именно так, и только так - на основе допингового коктейля из пьянства, «свободных отношений» (читай - разврата), самолюбия (читай - желания беспрерывно спорить) можно жить и совершенствоваться!..

Конечно, ни о каком внутреннем падении, а тем более о его глубине, мыслей не было. Зачем? «Котелок», который вместо трезвых мыслей и рассуждений, рождал только желания и дикие по своей безрассудности стремления их удовлетворить, моментально - с первой же попойки, с первого же опыта половых отношений, с первого «косяка» марихуаны — оказывался окутан колючей проволокой самомнения. О неё рвались в клочья все предостережения родных, друзей, знакомых. «Кто они такие, чтобы указывать мне, как себя вести? - говорило самомнение, подогреваемое полученным опытом получения «запретного плода». - Это они специально лгут мне, ищут поводы испортить мой кайф, вредительствуют, пытаясь отобрать у меня самое ценное — удовольствие! И делают всё так потому, что сами это самое удовольствие, дурачки, когда-то потеряли, а теперь завидуют мне, наполненному силой и удалью!».

Такую стену, возводимую гордыней в один присест — дай только лукавому несколько слов душе молодой нашептать! — пробить одним махом нереально. Родные, переживающие за своих заплутавших в дебрях кайфа чад, всё-таки раз за разом пытаются это делать. После чего испытывают тоже самое, что человек, желающий поучить дверной косяк, который только что долбанул его по лбу. Со временем привычка устраивать подобные «разборки» уходит. И человек оказывается отрезанным от всех, кто ему может помочь, стеной гордыни.

Оказывается он в системе абсурдных суждений, кривой логики, центром которой возвышается постулат — сам себе хозяин. Вспомните, как легко прилипает навязчивый мотивчик, от которого хочешь, но не можешь отвязаться — он преследует тебя день за днём. Почти также, только во много раз сильнее, приклеивался в автору этих строк любой повод потакать своим желаниям, своей вседозволенности. Её, кстати, силой (иногда в прямом смысле) вырывал у родных и близких — требуя ли денег на алкоголь или грязно оскорбляя их при каждом их укоре или даже попытке помочь.

До определённого момента такая жизнь кажется приятной во всех отношениях. А потом становится явным — водоворот то пошловато ярких, то откровенно грязных красок, которые готова бесконечно смешивать и выплёскивать оттяжное разгульно-развратное существование, потрясает твою человеческую природу своей бессмысленностью. Жестокость ситуации заключается в том, что ты оказываешься один на один с непрерывной пустотой. От неё душа давно отвернулась бы, убежала, но тело, приковавшее себя к удовольствиям (например, к любому виду опьянения — алкогольному, наркотическому и т. д.), не пускает, потому как противостоять последствиям старстей (ломке, похмелью) организм не может.

И человек становится зависим от пустоты.

Несколько лет назад к автору этих строк, находящемуся в эпицентре пьянства, испытал это леденящее чувство на себе. Причём решение шагнуть в пустоту я принимал сам, когда организовывал свободное времяпрепровождение не с помощью труда (умственного или физического — не важно), а посредством бесконечных тусовок, попоек, интрижек. Вместе они представляли массив, который постепенно придавливал мою свободу выбора: вопроса «куда пойти?» - в театр посмотреть спектакль или на «квартиру» пьянствовать — не возникало: конечно пьянствовать! Постепенно смысл зарабатывания денег сводился лишь к тому, чтоб «погулять красиво». А какое содержание стоит за таким гулянием задумываться не приходилось. Один раз я ппопробовал с грехом пополам разобрать всё по полочкам, но в итоге мне стало так муторно от своей безмозглости, так это больно кольнуло гордыньку мою, то она тутже силой вытолкнула меня на проторенную дорожку. А именно - брался какой-нибудь забитый аргумент-штамп — вроде, все так делают, и я буду — и вперёд, навстречу пустоте...

Спустя годы ко мне пришло понимание: изъять из себя пустоту способен лишь труд. Это может быть починка домашней сантехники, самостоятельное изучение иностранных языков, занятия в тренажёрном зале. Но не меньших усилий требуют честные рассуждения «зачем я делаю то или это?», «что стоит за моими желаниями совершить тот или иной поступок?». Оказалось, что к такому разговору себя нужно приучать, а иногда и принуждать. Тогда способность мыслить по-человечески и свободно (с помощью рассуждений), а не механически и принудительно (с агрессивной помощью стереотипов и штампов) возвращается.

Вернулась она и ко мне - вместе с трезвостью. Желание губить себя, непрестанно служа собственному удовольствию, улетучилось. Я наконец-то перестал обворовывать сам себя. Ведь служение пустоте, одетой в кричащие и бесстыдные одежды кайфа, это и есть самое настоящее воровство — времени, здоровья, жизненных сил.

А «жалостливые» фильмы, вспоминая слова отца, стараюсь не смотреть. Самоворовство это.

Спаси Господи!

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы