Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Публикации Личный опыт Остановка первая. Ожидание «бонуса».

Остановка первая. Ожидание «бонуса».

Не знаю, как всё произошло. Но я повернулся лицом к Богу. Пришёл к Нему растрёпанный, раздёрганный, прогнившим изнутри, как помои на жаре, с мутными глазами и душой, с оскалом вместо улыбки. А Он принял, как будто я и не предавал Его в прошлом сотни тысяч раз. Милость для человеческого ума странная и не объяснимая...

Но со временем, уже исправно посещая храм, стал терять с трудом приобретённое стремлению к спасению. В светском обществе его принято называть по-другому - инстинктом самосохранения, неизменно делая акцент в последнем слове на первой его части. Вот это «само» и оказывалось всякий раз толчком, после которого летишь кубарем под горку. И вновь надо накладывать гипс на переломы, перевязки - на раны, собирать себя по кусочкам, и опять начинать новое движение. Шаг за шагом - к спасению. Время от времени приходится останавливаться на «развилках» жизненного пути: какая из тропинок приведёт к ступенькам наверх? О личных размышлениях на перепутьях – этот цикл заметок.

 Ожидание «бонуса»

Перед началом остановлюсь на необходимой в таких случаях предыстории. Автору этих срок пришлось пройти довольно не оригинальный и мерзопакостный путь. В детстве был крещён, в отрочестве — в храм за руку приведён, в юности — по сути, отлучён «по собственному желанию». Весь «коктейль» страстей в себя впитывал в себя, как губка, и чуть было не погиб от пьянства, в котором пребывал более десяти лет.

Вернувшись в Церковь после долгого перерыва, автор этих строк столкнулся с некоторой душевной эйфорией – ощущением, что тебя кто-то под руки ведёт единственно верной дорогой. Верные решения принимаются сами собой , почти ничто тебя не тревожит. Словом, будто на грядке твоей жизни плоды созревают без твоего участия и в таком количестве, что можно, кажется, до конца дней своих ими питаться.

Произошло это после того, как стал посещать беседы в общине трезвости при храме Святителя Николая в Ромашково и исцелился от алкоголизма, одновременно с этим вернулся в храм Девяти Мучеников Кизических, куда раньше не ходил даже – заглядывал раз в полгода-год. На первый взгляд, всё хорошо: стал посещать службы каждое воскресение и по праздникам, исповедаться и причащаться. И всё бы хорошо, только спустя какое-то время духовные «костыли», которые поддерживали во мне уверенность в правильности выбранного пути, пропали. Ничего страшного, на самом деле, не произошло - просто пришла пора поработать без всеобъемлющей поддержки свыше. Но так я этому обстоятельству возмутился, что в уже свободную от алкоголя голову стали лезть абсолютно не трезвые мысли. Сводились они к обидам, что меня начали «незаслуженно обделять» вниманием свыше. Не больше и не меньше.

Именно в этот период времени (слава Богу!) впервые с момента воцерковления решил: нужно остановиться и, что называется, осмотреться.

Первый, а потому самый поверхностный анализ оживших вдруг в моей жизни невзгод, принёс бьющие по самолюбию результаты. Главный «прокол» заключался в моём потребительском отношение к Церкви. За счёт Неё я выбрался из трясины пьянства и, по всем правилам этики, должен был бы благодарить постоянно, неустанно и безвозмездно. Случилось прямо противоположное. Причём «перевёртыш» в сознании формировался постепенно, незаметными укусами вгрызаясь в сознание.

Каждый воскресный приход в храм воспринимался как значительный шаг вперёд. Это в свою очередь рождало убеждение – если я такой хороший, православный весь такой, то могу претендовать на «бонус». Представлял его себе в виде постоянного душевного покоя. Вот его-то как раз стало на определённом этапе резко не хватать, и попытки вернуться к согласию с самим собой терпели крах - одна за одной.

Вопрос, который мучил - почему же «бонус», который вручался мне почти после каждого посещения храма ещё вчера, вдруг сегодня перестали выдавать? И первая реакция была, как у советского покупателя перед прилавком: «Безобразие! Как можно так со мной поступать?! Я же стараюсь изо всех сил - к иконам прикладываюсь, записки подаю, а вчера на реставрацию храма аж целых пятьсот рублей (!) пожертвовал. Где же моё «законное» поощрение?». Показательно, что это была почти инстинктивная реакция на неудачу, а, значит, неадекватное возмущение по поводу отстаивания собственных капризов, вошло в привычку.

Однако эти неутешительные, но крайне полезные рассуждения появились много позже. А сначала «покупательская» обида вертела мной, как хотела. И уже прихожане, рядом на службе стоящие, слишком придирчиво смотрят, и священник не правильно службу ведёт, и хор фальшивит, и свечи коптят. Слава Богу, что остановил подобные рассуждения. Возник вопрос: за что, собственно, ты, неугомонный, требуешь поощрения? Вот перестал ты по субботам гулять до трёх ночи и дрыхнуть по воскресениям до полудня – с утра в храм идти надо. Постепенно цвет лица с землянистого на румяный сменился, и организм стал восстанавливаться, а не «гробиться». Получается, что уже получил награду, но её не замечаешь, а просишь ещё. Не хорошо.

Дальше – больше. Если ты ждёшь от каждого посещения храма презента, значит, приходишь в него не Бога благодарить за временное просветление, а с целью… наживы. При таком подходе о себе, как о православном человеке, лучше забыть. Каждый раз, входя с такими мыслями в храм, ты отдаляешься от Церкви. И главное – требовательным тоном своих суждений ты оплевываешь ту Милость, с которой Бог вёл тебя, как ребёнка, во время первых шагов в духовной жизни. И здесь уже становится жутковато — от Господа, к которому повернулся, пройдя через тьму кромешную, теперь сам же и отворачиваешься. И куда! В сторону той же тьмы, которая тебя совсем недавно чуть было не сожрала!..

Автопортрет мерзопакостный нарисовался. Но, только увидев его во всей «красе», можно объективно оценить свою неадекватность. Крайне неприглядные выводы, как это ни странно может показаться, явились для меня полтора года назад первым бесценным подарком для души. После честного разговора с совестью, она, глотнув смирения, чуть-чуть, самую малость, но просветлела…

Приходя в храм, каждый воспитанный человек соблюдает правила поведения. Мужчины снимают головные уборы, женщины наоборот их одевают, никто не шумит, в идеале - не переговаривается и т.д. Но вся каверза в том, что внешние приличия зачастую отодвигают на задний план внутренние. Само присутствие на службе («по форме», так сказать) воспринимается как безусловный «плюсик», который можно и нужно занести в «личное дело». А если не просто всю службу выстоял, а ещё и на молебен остался, то иначе как подвижником себя не воспринимаешь.

Между тем, всё перечисленное – не подвиг, а минимальная норма для человека, позиционирующего себя как православного. И главный твой «бонус» в данной ситуации состоит в том, что ты (наконец-то!) с Божьей помощью нашёл дорогу к храму. Только, увы, об этом быстро забываешь, охотно воспринимая свои приходы в храм либо как некое одолжение (кому, правда, неясно, но это – «мелочи»), либо как дело, за которое положен если не орден, то медаль точно. Автор этих строк, набив в подобных горделивых капризах ни одну шишку, сумел добрести до очевидного — постоянно требуя награду за молитву, ты являешься кем угодно (коммерсантом, карьеристом, испорченным ребёнком и т. п.), но только не православным. Эта мысль долго «скрывалась», так как примерять её на себя было сложно, неприятно, неудобно и в некоторых случаях даже омерзительно. Но, как оказалось, необходимо.

Первые выводы дали возможность скинуть первый «балласт». Но движение затрудняли уже очередные грузы-утяжелители. Зато ощущать их стал яснее и отчётливее. Это и стало главным положительным итогом размышлений на первой «остановке».

Спаси Господи!

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы