Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Публикации Личный опыт Прикосновение к Афону

Прикосновение к Афону

Святая Гора Афон – первый удел Божией Матери – неприступный редут Вселенского Православия. Особая монашеская страна, совершенно недоступная для женщин. Теократическое государство, уцелевшее в самой сердцевине западной цивилизации – уму непостижимо!...

Почти 2000 лет назад, незадолго до Своего распятия на Голгофе, перед торжественным входом в Иерусалим Христос-Спаситель воскресил Лазаря из Вифании (Ин.11,1-46), родного брата Марии и Марфы. Позднее Лазарь стал епископом на острове Кипр в Средиземном море. Богоматерь решила навестить его и утешить. Но неисповедимый Промысел Божий благоустроил все иначе. Сильный шторм отнес корабль к берегам Эллады. И вместо Кипра Пресвятая Богородица оказалась на Афоне.

Всемилостивая Владычица наша – первая Ходатаица за нас пред Богом – принесла сюда правую Веру во всесовершенного Богочеловека Иисуса Христа, Искупителя и Спасителя падшего человечества. Ее благовестие сопровождали великие знамения и чудеса: падали и разваливались языческие идолы; исцелялись тяжелейшие, неизлечимые недуги; прозревали, преображались омраченные страстями умы и сердца. Таким образом, в первом веке от Рождества Христова тут появились первые христиане и подвижники православного благочестия.

 

Здесь же Всепречистая Дева Мария, Матерь Божия, особенно почитаемая всеми афонитами, называющими Ее Игуменьей Святой Горы, изрекла Свое известное пророческое обетование: “Для свободного служения Богу нет другого более удобного места, чем Гора Афонская, которую Я приняла от Сына Моего в наследие Себе…”

Пользуясь случаем, подчеркнем очень важный момент: хронологически и в порядке духовного просвещения мы имеем четыре земных удела Богоматери: первый – Афон (Греция), второй – Иверия (Грузия), третий – Киево-Печерская Лавра (Украина), четвертый – женский монастырь в Дивеево (Россия).

Таинственные дали несравненного Афона. Двадцать могучих монастырей. Более пятнадцати живописных скитов. Множество разнообразных калив и келий. Драгоценные частицы Животворящего Креста Господня. Благоухающий пояс Всепречистой Девы (монастырь Ватопед), помогающий безплодным родителям, исцеляющий раковые заболевания. Сонмы цельбоносных мощей и чудотворных икон. Неисчерпаемые сокровища святоотеческой письменности. Живая преемственность умного делания. Вековые традиции аскетической жизни и молитвенно-покаянного Подвига под богомудрым духовным руководством. Неколебимые устои рассудительного послушания и неустанного внутреннего трудничества. Непрерывное литургическое служение. Живительная, несказанная Благодать – океан Нетварных Божественных Энергий, пронизывающих окружающее пространство…

Следует подчеркнуть: благочестивые насельники Святой Горы ни на йоту не отступают от святоотеческих традиций. Бдительно хранят чистоту Православной Веры. Мужественно противостоят церковному либерализму, модернизму, экуменизму. Не принимают никаких еретических нововведений. Все афонские монастыри, скиты и кельи сохранили старый стиль: церковные богослужения совершаются по Юлианскому календарю…

В самом разгаре мое 17-ое паломничество по живоносным афонским просторам. Прихожу в себя после нелегкого маршрута с тяжелым спецназовским рюкзаком за мокрой спиной. Высохшие белые пятна обильного соленого пота уже давно усеяли мою полинявшую, видавшую виды штормовку. Но, несмотря на предельную физическую усталость, настроение – великолепное: хочется обнять весь мир!..
Снимаю с плеч тяжелую ношу. Удобно устраиваюсь на камуфляжном синтетическом коврике. Достаю из объемистого рюкзака мягкий хлеб. Открываю десантным ножом две консервные банки: маленькую – с мидиями, другую – побольше – с постными голубцами. Эти деликатесы были куплены еще в Карее – крохотном монашеском городке, столице Афона. Через минуту походный обед готов. Можно с завидным аппетитом приступать к трапезе…

Отдыхаю в гостеприимном оливковом саду, под зеленеющей кроной ветвистого древа. Пью маленькими, осторожными глотками вкуснейшую ключевую воду. Восторженно созерцаю манящие просторы Эгейского моря, сине-серебряную гладь Сингитского залива, омывающего южное побережье Афонского полуострова (ширина от 5 до 12 км, длина свыше 70 км).

Тихо погружаюсь в незримый поток блаженных Мгновений. Отрешенно, без мыслей и образов, вне отвлеченных понятий и рассудочных категорий легко пропускаю мимо себя нескончаемый караван лиц и событий, былых встреч и знакомств, впечатлений и раздумий, открытий и деяний, проектов и приключений, каждое из которых по-своему уникально. Как бы свободно плыву по давно стертым следам забытых царств, рухнувших империй, исчезнувших цивилизаций.

Чудный, нездешний Покой охватывает безмятежную, умиротворенную душу. Грустные, трагические реалии греховного, агонизирующего мира блекнут и тают, будто зловещие миражи в зыбучих песках раскаленной Сахары. Хочется, повторяя лирический гимн преподобного Ефрема Сирина, воспевать густую, афонскую Тишь: “О, безмолвие – тишина помыслов и необуреваемая пристань! О, безмолвие, освобождающее душу от забот! О, безмолвие – лествица к небесам!”

И опять, разрывая виртуальные сети технотронного Вавилона, обретаю подлинную Свободу. Устремляюсь в глубочайшую, неизреченную Неотмирность. Легко и блаженно парю, словно беркут, над загадочными лабиринтами седых эпох. Отныне я – классический хрононавт – бытийный странник, путешествующий сквозь времена и сроки громокипящих веков и тысячелетий, канувших в безвозвратное прошлое и еще не пришедших из грозного Будущего…

Но сие дивное, мистическое действо – лишь начало великого движения. Некий туманный намек на Иные Горизонты. Крохотные отблески необъятной, лучезарной, блаженной Вечности…

Быть настоящим хрононавтом – значит одолевать неодолимое время, или, выражаясь иначе, постоянно жить полнокровной жизнью православного христианина. Исполнять Заповеди Божии. Регулярно исповедоваться и как можно чаще – по благословению опытного духовника – причащаться Святых Христовых Тайн. Погружаясь в Иисусову молитву, неуклонно освобождаться от грехов и страстей. Очищать безпокойное сердце. Преуспевать в умном делании, чтобы в конечном итоге достичь святости, безстрастия, обожения. Ибо Отцы Церкви учат: ”Сын Божий стал Сыном Человеческим, чтобы сыны человеческие стали сынами Божиими по благодати” (святители Афанасий Александрийский, Василий Великий, преподобный Симеон Новый Богослов).

Идет комплексное познание Вселенной, интенсивное постижение запредельных бытийных тайн, но не вширь, а вглубь. Привычная хронология прекращается. Бешеный ритм современного выживания проваливается в небытие. Энтропия истерзанной планеты уменьшается. Роковой хаос отступает. Космос вновь обретает первозданную целостность. Кажется, сумасшедшая суета никогда не существовала в реальности. Она как бы приснилась. Приходила в гости из виртуальных, мнимых измерений. Была мрачным фантомом нашего воспаленного, болезненного воображения. Безостановочный поток сознания останавливается, замирает. Мысли и образы испаряются, исчезают. Сосредоточенная, неотступная Иисусова молитва погружает в чудесную, надмирную, инобытийную Действительность…

На подсознательном уровне, в метафизических недрах прозревающего духа, вспоминается афонская поговорка: “Святая Гора – не место, а путь!”

И вдруг с пронзительной ясностью видишь, что вышел на судьбоносный перевал Бытия. Значительная часть земного пути осталась позади, где-то далеко-далеко внизу. Но впереди, под сенью ослепительно-яркой лазури, на фоне сверкающих, белоснежных, манящих вершин – самая важная, захватывающая, полоса твоего земного существования. Именно ради этого финального, решающего отрезка Всеведущий, Всемилостивый Господь и хранил тебя долгие, мятежные годы. Промыслительно вел сквозь коварные рифы последних времен. С неизглаголанным долготерпением и небесной любовью готовил к победному финишу, когда прозревшая, окрыленная душа всецело посвятит себя одному Богу!..

И только сейчас мало-помалу начинаешь опытно, глубинно понимать, что чистая и светлая Любовь, о которой ты столько грезил в далекой кадетской юности, коренится и живет в одном Боге. Обитает в сфере нетленных Гармоний. Правит безсмертной Красотой и сияющей Вечностью. В нашем греховном, скорбном, ущербном мире, в хитросплетении сложнейших человеческих взаимоотношений можно иногда заметить лишь мимолетную, эфемерную тень этой безмерной, небесной Любви. А мы обитаем в плену духовных подмен и красочных призраков. Тешим себя манящими фантазиями, увлекательными иллюзиями, несбыточными надеждами. И почти все – увы! - становимся жертвами тлетворных, душепагубных страстей, не имеющих ничего общего с истинной Любовью!..

Перед мысленным взором встает монастырь святого Павла у подножия громадного двухтысячника (пик Афона – 2033 метра). Обитель похожа на древнюю крепость. Высокие каменные стены окружают величественный храм, в алтаре которого бережно хранятся знаменитые дары волхвов (Мф.2,1-12), точнее, 3 из 28-ми золотых пластинок, принесенных когда-то в далекой древности новорожденному Богомладенцу Иисусу Христу. Уникальные пластины украшены изящным, филигранным орнаментом, который ни разу не повторяется. Ладан и смирна сохранились в виде 70-ти темных шариков, величиной с маслину. Все это изготовлено свыше 2012 лет назад. Через честные дары волхвов совершалось и совершается много различных чудес. Врачуются телесные и душевные болезни. Изгоняются демоны из бесноватых и одержимых. В 1968-ом с помощью честных даров был спасен монастырский лес, которому угрожала гибель из-за нашествия прожорливых гусениц. Было немало случаев, когда больные вместо лекарств пили святую воду после водосвятного молебна перед честными дарами и сразу же выздоравливали…

Вот она, пленительная тайна тайн, неподвластная тем, кто закован в броню времени, намертво замурован в склепе призрачных забот и мнимых проблем!.. Чарующий парадокс земного и Небесного, конечного и Безконечного, бренного и Непреходящего. В самом начале Новой Эры по загадочному узору этих прекрасных золотых пластин нежно сколь-зили крохотные пальчики Богомладенца Христа, и ныне, через два тысячелетия, - в тот самый Миг, когда я напряженно размышляю об этом, с безмерной Благостью взирающего на меня из тихой, сладчайшей Надмирности, имя которой ВЕЧНОСТЬ!..

Зарождались, процветали и умирали могущественные империи. Разгорались и затухали кровопролитные, безпощадные войны. Появлялись и безследно исчезали государства. Чередовались бурные, судьбоносные эпохи. Менялось лицо планеты. Безчисленное количество людей перешло из небытия в бытие, на эту грешную, скорбную землю. Оставило на ней свой след и покинуло пределы пространства-времени. Ушло в таинственную - для кого блаженную, а для кого и ужасную – вечность. А вот тонкие золотые пластины, подаренные когда-то смиренному Спасителю мира, кажется, одолели неумолимое время и остались неизменными. Они точно такие же, как и 20 веков назад. И по-прежнему – с какой-то особенной нежностью – продолжают трогательно напоминать нам о Рождестве Христове - одном из самых великих и радостных событий в истории человечества..

Суровый трезубец вершины сокрыт мощным грозовым фронтом. Крепкий ветер почти валит с ног. Такое чувство, что еще две-три минуты – и свинцовое тулово свирепых туч расколет надвое зигзагообразная огнисто-бордовая испепеляющая секира молний. Однако ожидаемая гроза так и не начинается, напоминая роковое затишье перед вселенской геополитической бурей…

В братском корпусе, рядом с игуменской кельей, на стене висит большая живописная цветная картина. На ней изображено явление Пресвятой Богородицы игумену Андрею. Сие памятное событие случилось много лет назад. Всепречистая Дева, утешая старца, показывает ему три небесные книги. В первую Она записывает афонитов, никогда не покидающих Святую Гору. Во вторую заносит имена насельников, временами оставляющих Афон. Третья книга – для паломников. Каждый, кто хотя бы раз побывал на Афоне, уже внесен в горние списки…

Трогательное напоминание Творца: у Бога никто не забыт! Дивная забота Царицы Небесной о бренной, неблагодарной Земле. Заступница Усердная рода христианского воистину простирает Свой Благодатный Покров над всеми кающимися грешниками и, особенно, над Афоном. С сугубой яркостью это проявляется во времена грандиозных геополитических потрясений…

Весной 1941-го, на третьем году Второй мировой войны, когда гитлеровская Армия – на тот период сильнейшая на планете – в кратчайшие сроки захватила всю Грецию, над Святой Горой нависла смертельная угроза. Злоумышленники и богоборцы сообщили немцам, что на Афонском полуострове якобы активно действуют английские разведгруппы и тайно, пользуясь монашеской помощью, сосредотачиваются диверсанты и части специального назначения. Немецкое командование поверило грубой лжи и решило стереть Афон с лица земли, нанеся по нему массированный авиаудар. Святогорцы узнали об этом. Крепко помолились Богу. Написали письмо Адольфу Гитлеру, властелину Третьего Рейха и…отправили обычной почтой.

А дальше совершилось явное чудо. Послание афонитов вовремя дошло до фюрера и спасло Святую Гору. По прямому указанию из Берлина Афону предоставили полную автономию. Более того!.. Захватчики бдительно охраняли Афон от любых посягательств извне. Немцы не только не вмешивались в дела монахов, но и относились к ним с крайним почтением. Мы лично доверительно общались с очевидцем тех далеких событий. Это был убеленный сединами греческий иеросхимонах, дивный старец-келиот, достаточно известный на Афоне. И по его свидетельству, при встрече с афонитами, - будь то пограничный городок Уранополис или территория Афона, немцы нередко отдавали им честь.

По милости Божией, немецкие военачальники правильно поняли духовные задачи, стоящие перед Афоном, и жизненно-важную необходимость их успешного решения. Этому в значительной мере способствовала харизма святогорского насельника, иеромонаха Софрония (Сахарова). Учителем сего достойного мужа, блистательного интеллектуала и знатока нескольких европейских языков, был наш знаменитый соотечественник, гигант духа, преподобный Силуан Афонский, причисленный к лику святых на Священном Соборе Константинопольской Православной Церкви в ноябре 1987-го (протокол № 823)…

И поныне Божия Матерь надежно прикрывает благодатным щитом Свой первый удел. Впрочем, есть одно грозное предание: когда Иверская чудотворная икона Пресвятой Богородицы (монастырь Иверон) уйдет с Афона, то все афониты также должны немедленно покинуть Святую Гору, так как в самые последние времена весь Афонский полуостров скроется под водой, дабы нечестивый лжемессия-Антихрист не смог ступить на сию благословенную землю и осквернить ее своим мерзким присутствием…

В благодатной, афонской тишине всеми фибрами души постигаешь: грандиозная, эсхатологическая битва Добра и зла, Правды и лжи, Света и тьмы, Жизни и смерти близится к завершению. Незримая линия фронта проходит сквозь мириады умов и сердец. Будущее планеты определяется на полях видимых и невидимых сражений, в поруганной, истерзанной, но все еще непокоренной, богохранимой Отчизне, где Святое Православие стоит неодолимой твердыней на пути грядущего Антихриста.

Исторические судьбы любого народа напрямую зависят от его духовно-нравственного состояния. И в первую очередь сие относится к нам. Еще в страшном 1918-ом преподобный Аристоклий Афонский выразил этот закон следующим образом: “Надо много умолять Господа о прощении. Каяться в грехах. Бояться творить и малейший грех. Стараться творить добро, хотя бы самое малое. Ведь и крыло мухи имеет вес, а у Бога весы точные. Когда малейшее на чаше добра перевесит, тогда и явит Бог милость Свою над Россией”.

Благостно выплываю из созерцания и…вижу подходящего Александра. Судя по всему, его рейд завершился успешно. Мой верный спутник, выпускник МГУ и молодой ученый, приносит радостную новость:
- Алексей Алексеевич, я дошел до кельи. Переговорил с братией. Все на месте. Нас ждут.
- Прекрасно! – услышанное вызывает неподдельное ликование. – А сколько еще идти?
- Немало… Однако к закату все-таки дойдем.
- Надеюсь… В крайнем случае постелем коврики на зеленую травку. Заночуем в спальниках, под деревьями, на свежем воздухе… Слушать шепоты моря. Созерцать ятаган неотмирной луны. Лелеять мерцающие эскадры кормчих звезд. И, главное, где?.. На блаженном Афоне!.. Это же суперромантика, сверхутешение!..
- И рад бы – да нельзя.
- Почему?!
- Слишком опасно…
- Не понял…
- Отцы сказали, здесь водятся большущие, свирепые кабаны. Они уже не раз встречались с ними.
- Знойным летом 1988-го, когда мы с бойцами пробирались через горные дебри Даштиджуна, вблизи таджико-афганской границы, там было много медведей и целые армады кабанов. Никто их ничуть не боялся.
- Медведи здесь, слава Богу, отсутствуют. А вот местные кабанчики отличаются особой дерзостью. Опасны не только клыки, но и копыта. Спящих путников могут затоптать. Меня в этом убедили.
- Жаль… Тут не поспоришь… Тогда собираемся – и вперед. К ужину должны успеть...

Медленно двигаясь за неутомимым Александром, постепенно набираю высоту и вновь переношусь в минувшее. В который раз мысленно перелистываю библиографическую редкость – сенсационную рукопись 19-го века. Ее автор – неизвестный афонский монах. Мне подарили ксерокопию этого удивительного сочинения лет 7-8 назад, в Москве. Автор детально и красочно повествует об ужасающих встречах с гигантскими змеями и огромными ящерами. Все это можно было бы принять за описание обычных демонических явлений. Хорошо известно, что бесы могут являться в любом образе, но… В различных местах Афона и от разных заслуженных афонитов я уже неоднократно слышал поразительное предание: “На Святой Горе промыслительно уцелели образчики допотопной фауны. И в конце времен все эти диковинные животные выйдут из своих наземных и подводных убежищ на поверхность!”

Для подтверждения этой экзотической гипотезы достаточно указать на громадных варанов с острова Комодо. Документальный фильм об этих “драконах” потряс мое детское воображение в середине 60-ых годов прошлого века. Мало того!.. Нам поведали, что за несколько дней до нашего прибытия некий паломник почти в упор видел могучего ящера, уползающего в густой, непролазный кустарник. Эта ошеломляющая встреча произошла на горной тропе недалеко от Дафни - главного афонского порта. Весьма “порадовали” нас и “умиленными рассказами” об “обыденной реальности” - толстых коротких змеях, живущих подле старых, полуразрушенных келий, где прячется много крыс, которыми они питаются. Эти коварные создания не просто шипят, но распыляют при этом ядовитый аэрозоль. И даже если ты находишься от такой змеи в 3-4 метрах – то все равно можешь отравиться…

Лично мне посчастливилось внимательно изучать живую безобидную черепаху с голубоватым панцирем и высококачественные цветные фотографии пойманных сетями рыб-демонов, длиной в 4-5 метров. Эти страшилища обитают в глубоководной впадине, рядом с исполинскими буро-оранжевыми скалами Карули. Их кровожадный вид и отверстые зубастые пасти, способные запросто проглотить человека, производят неизгладимое впечатление…

И все же Святая Гора – царство благодатного Покоя и полнейшей Безопасности, ибо паломник пребывает здесь в особой атмосфере нерушимого умиротворения и абсолютной защищенности. В этом нет никаких сомнений. И сие ощущается в любой точке Афона. Ни жуткие пропасти, обрамляющие скалистую корону вершины, ни головокружительные утесы Карули, ни внезапные камнепады на узких дорогах, ни бесовские страхования – ничто не может поколебать стойкое чувство, что ты находишься под необоримым Омофором Заступницы Усердной и потому – совершенно неуязвим!..

Вообще Афон – это кладезь Таинственного. Его площадь, примерно, занимает свыше 500 квадратных километров. На обширном полуострове немало безлюдных, труднодоступных мест и диких, пустынных ущелий. При желании там бы легко укрылся личный состав целой дивизии. Поэтому, вполне вероятно, нас ждет еще немало открытий.

Благоуханной весной 1997-го я впервые посетил Святую Гору и был буквально очарован афонским преданием о таинственном братстве 12-ти невидимых пустынников. Они подвизаются где-то в непролазных дебрях над скитом святой Анны и выше, ближе к подножию вершины. Не носят никакой одежды. Имеют просветленные, сияющие лики. Прикрывают молитвенным щитом всю планету. Когда кто-либо из адамантов духа отходит в блаженную Вечность, его место замещает какой-нибудь “обычный”, видимый телесными очами афонит, выбранный братством и уже достигший духовного совершенства. Невидимые нагие отшельники являются видимым образом лишь в крайне редких, исключительных случаях, чтобы кого-то спасти, предупредить о грозящей опасности, сообщить волю Божию и подготовить к праведной кончине. Возможно, именно эти “земные Ангелы и небесные человеки”, созерцая плазменные смерчи распадающихся, кумулятивных времен, будут дерзновенно служить на скалистом пике Афона самую последнюю Литургию на изнемогающей Земле. Такие известнейшие богоносные афонские старцы, как схимонах Паисий (Эзнепидис, 1924-1994) и иеросхимонах Порфирий (Байрактарис, 1906-1991), не только видели незримых подвижников, но и общались с ними.

С сентября 1997-го по декабрь 2001-го нам довелось четыре раза подниматься на вершину Святой Горы. Незабвенным летом 1999-го, когда натовская авиация варварски бомбила Югославию, а безжалостный американский флот добивал ее крылатыми ракетами, мы ночевали в Преображенском храме, на самой вершине, в эпицентре сильнейшей, невиданной грозы. Все железные громоотводы на плоской крыше крохотной каменной церкви, напоминающей ДОТ (долговременная огневая точка), были оплавлены прямыми попаданиями разящих молний. Но высокий металлический крест, стоящий рядом и венчающий афонский пик, остался совершенно невредимым.

Позднее неоднократно приходилось ночевать и на бетонном полу в Панагии (Панагия - в переводе с греческого “Всесвятая” - самая высокая необитаемая келья в честь Божией Матери, на уровне 1500 метров). Однажды один из афонских послушников, православный немец, проживший здесь более месяца по благословению своего старца, предложил нам, только что спустившимся с вершины, замечательное мороженое. Оно было мастерски сделано из свежего, чистейшего снега и какого-то изысканного, невероятно вкусного варенья. Крайне уставшие бытийные странники с громадным энтузиазмом лакомились этим утонченным деликатесом, напрочь забыв о холоде и пронизывающем ветре. А потом плотно закрыли за собой старую деревянную дверь, с трудом выдерживавшую мощные, ураганные порывы. Долго согревались у пылающего камина, озарявшего суровую Панагию уютным подрагивающим светом. Ужинали обжигающим варевом из лука и картошки, привычными, скромными сухарями, рыбными консервами. Ностальгически пили обжигающий, дымящийся чай из армейского котелка. Су-шили промокшую одежду. Детально обсуждали сложное, экстремальное восхождение… Счастливейшие, незабываемые минуты… 

Мы так и не встретили таинственных отшельников. Однако не раз с трепетным благоговением ощущали их незримое молитвенное присутствие…

Где я?!.. Под ногами – истертые каменные ступени. Слева – маленький искусственный бассейн с журчащей водой. Справа и выше – распиленные деревья, россыпь душистых опилок, горка нарубленных дров. Навстречу спускается знакомый кот-змеелов. Надо мной нависает обветшалая келья. А за спиной – чарующий, триумфальный пир афонского заката. Пламенеющий диск бордового солнца тает в неизгаданных вековечных медно-красных далях, за багряным лезвием расплывчатого горизонта…

После вечерней молитвы выхожу из теплой, уютной комнаты с рас-каленной почти докрасна печкой – надежной “буржуйкой” и…сразу же ныряю в холодную бездонную ночь с мириадами сверкающих бриллиантов на черном бархате неба. Там и сям едва слышно звучат лесные шорохи. Гулко ухает неугомонный филин. Пару раз где-то над головой молниеносно проносятся летучие мыши… 

На фоне колоссальнейших пространств необъятной Вселенной любой человек покажется крохотной, микроскопической песчинкой. Но в пытливой душе, ищущей Истину, мы находим такие безпредельные, непостижимые глубины, которые не могут заполнить ни философские системы, ни вдохновенное творчество, ни грандиозное культурное наследие, ни новейшие научные открытия, ни захватывающие путешествия, ни гигантские объемы интереснейшей информации, ни все виды тварных энергий, ни ошеломляющая полнота всего Космоса… Метафизическую глубь человеческого духа может светоносно объять, преобразить и насытить вечной Жизнью и вечной Любовью лишь один Бог – всемогущий, всеблагой Творец всех несметных Миров!.. 

Неспешно делаю 5-6 шагов вправо и…как бы воспаряю над бурным водопадом времен… В какую-то наносекунду в неимоверно сжатом бытийном объеме непостижимо, но совершенно реально, созерцаю всю прошедшую жизнь. Чудное младенчество сливается с непростым детством. Перетекает в окрыляющую, кадетскую юность (МсСВУ). Преображается в неповторимо-захватывающие, романтические годы офицерской молодости. Улетает к тайнам Грядущего. Превращается в исчезающе-крохотную точку. Но сия безконечно малая точка вдруг незримо вспыхивает ослепительным взрывом и растворяется в лазурной Безмерности, имя которой – блаженная Вечность…
“Время – это самый страшный тиран, когда оно воюет с Вечностью, - назидает выдающийся сербский философ и богослов, прекрасный проповедник и поэт, преподобный Иустин (Попович). – Нет более тяжкого бремени, нежели время. Победивший время не скинул ли с души самую тяжелую ношу?”

И вот, наконец, совершилось!.. Временные тенета частично разъяты. Я неизъяснимо, почти безгранично свободен. Словно всецело исхищен из липкого стального капкана ревущих эпох…

Полуночное прикосновение к Афону порождает предощущение мощнейшего духовного Прорыва. Когда он грянет - совершатся сокровенные фундаментальные перемены. Земное притяжение исчезнет. Привычное тело станет невесомым. Куда-то пропадет. Как бы испарится, ка-нет в небытие(нечто подобное мы уже испытывали). Мой ликующий дух – душа моей души – мгновенно разожмет стальной зажим чарующей, многомятежной суеты. Легко отринет затхлую темницу рабского “эго”. Дерзновенно порвет тяжеленные причинно-следственные цепи падшего, миражно-обольстительного мира. Властно разобьет хрупкую скорлупу техногенной эры. Окончательно вырвется из нудного, цепкого плена бренных, пространственно-временных отношений. Катапультируется на вселенский простор. Увидит необъятные шири космических сфер: от отдельного кварка до стержня галактики. Преодолеет барьеры молекулярной биологии и квантовой физики. Достигнет границ тварного и Нетварного. Войдет в чертоги иного метафизического Пространства. Изумится красотами нетленных Селений. Замрет в блистающих недрах горнего Града. Услышит неизреченную Полифонию. Будет внимать неизъяснимым Глаголам. Постигнет несказанные Тайны. Выразит в слове Невыразимое. Напишет духом нездешние песни и гимны Божественной Любви…

Алексей Яковлев-Козырев.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы