Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Публикации Личный опыт На пути к Афону

На пути к Афону

244 afon-1Благословенная, гостеприимная Эллада. Миниатюрный, уютный Уранополис (в переводе с греческого – “небесный город”) в четырех-пяти километрах от границы со Святой Горой. Своенравный, непредсказуемый январь, чем-то неуловимо похожий на позднюю весну в центральной России.

Сижу в удобном кресле под брезентовым навесом, в непромокаемом итальянском рыбацком плаще, на открытой веранде, прямо у входа в любимый отель. Передо мной асфальтовая дорога, шириной 5-6 метров. За ней невысокие, но богатырские – в два обхвата, ровно посаженные пальмы с раскидистыми кронами. А дальше - пустынный пляж и Сингитский залив Эгейского моря. Далеко за линией горизонта, в дождливо-туманной дымке, едва проступают горные кряжи Ситонии. Это – соседний полуостров.

Второй день бушует неуемный шторм. Могучие светло-бурые, мутно-зеленые валы с белыми гребнями один за другим мерно накатывают на безлюдный, осиротевший берег. Упорно, неотступно штурмуют каменные причалы. С шумом и грохотом разбиваются о дно, превращаясь в пенные гейзеры соленых брызг и незримые каскады мельчайшей водяной пыли.

 

 

Паромы, катера, моторные лодки не ходят. Сухопутная граница с Афоном перекрыта. Путь на святую Гору отрезан. Приходится лишь ждать, смиряться, молиться…

И вдруг темнеющие толщи грозовых туч победно разрубает горняя секира солнечных лучей. Косматое сине-черное тулово раскалывается надвое. Образовавшийся просвет заполняет ослепительное сияние. Мрачные громады свирепых волн вырываются из томительного плена. Обретают долгожданную свободу. Невинно играют, нежатся, вздымаются, тонут в чарующем океане расплавленного серебра. Напоминают необоримые, когорты, фаланги, легионы Христолюбивого Воинства. Прообразуют светоносную Православную Рать, освобождающую судьбоносный Константинополь…

Молитвенно погружаюсь в неотрывное созерцание грозной стихии…

Убегает прочь давящая многозаботливость суетливой повседневности. Затихает хаотическое движение напряженной мысли. Отступают на задний план, бледнеют, гаснут яркие соблазны кичливых мегаполисов. Рассыпаются в прах рекламные кумиры технотронного Вавилона. Улетают в небытие чары падшей цивилизации.

Душу объемлет пленительная Безмятежность. На сердце радостно, прозрачно, легко. В недрах духа – небесное Умиротворение и царственный, безконечный Покой…

Преображенное время как бы ускоряет свой бег, а потом возвращается вспять, останавливается, застывает. Прошлое, настоящее, будущее сливается воедино. По загадочной спирали измененных минут и часов, эпох и столетий плавно, молниеносно выхожу в совершенно другое Измерение. В инобытийные времена и сроки. Дальше и глубже – за грани времен. Туда, где времени больше нет. В священном трепете восторженно замираю перед сладчайшей Тайной, имя которой - Блаженная Вечность!

И в этом состоянии перед внутренним взором предстает грандиозная панорама решающей, эсхатологической битвы Добра и зла, Правды и лжи, Света и тьмы, Жизни и смерти (эсхатология – богословская наука о кончине мира, конце времен). Открываются различные ТВД (театр военных действий) и важнейший из них – на сирийско-турецкой границе. Вспоминаются интереснейшие беседы со святогорскими подвижниками. Один из них поведал знаменательную историю.

В августе 1999-го турецкие войска полностью подготовились к войне с Элладой. Уже ставились боевые задачи десантно-штурмовым бригадам, элитным частям спецназа, группам захвата. Одновременно ударные отряды ваххабитов планировали существенно упрочить свое положение на Кавказе и войти на территорию России, в горные районы Дагестана.

И, действительно, в начале августа ваххабитские банды Радуева и Хаттаба вероломно перешли чечено-дагестанскую границу. Обосновались в мощных заранее подготовленных укреп-районах и…были наголову разбиты нашими войсками.

А в Турции все происходило совсем иначе…

Последние дни перед наступлением. Парадный смотр отборного соединения. Неожиданно из строя выходит солдат – тайный христианин – и безстрашно заявляет: “Я не могу проливать кровь своих единоверных братьев!”.

Молниеносный взмах офицерской шашки – и обезглавленный герой падает на плац. И тут начинается нечто ошеломляющее. Волна неземного аромата накрывает замершую бригаду. Все охвачены мистическим ужасом. Тысячи бойцов-мусульман, сгрудившись вокруг, но не смея переступить незримую черту, изумленно взирают на благоухающее тело христианского Новомученика. Никто не может к нему подойти. Его неневидимо ограждает особая Божественная Сила!..

Говорят, в этом же временном интервале было еще несколько случаев, когда турецкие солдаты – тайные православные христиане - дерзновенно исповедали свою веру, отказались выполнить приказ, пострадали за Христа и приняли мученические венцы…

Прошло, приблизительно, 36 часов. И вдруг мощнейшее землетрясение, возможно, по молитвам Новомучеников, нанесло cерию сокрушительных “точечных ударов” по военным базам, штабам, узлам связи, основным и запасным командным пунктам, компьютерным центрам управления и другим стратегическим объектам Турции.

В значительной степени разрушило ее военно-промышленную инфраструктуру. Посеяло смятение, растерянность, ужас в умах и сердцах…

В итоге рухнули коварные планы Тайного Мирового Правительства,

жаждавшего посредством турецкого вторжения жестоко наказать Грецию за ее братскую помощь сербам в период НАТОвской агрессии в Югославии.

Наоборот!.. “Небесный Генштаб” примерно наказал Турцию и тем Самым очень помог нашим войскам на Северном Кавказе…

На Афоне прекрасно понимают: священный долг России – помочь братьям и сестрам во Христе на Ближнем Востоке. Защищая сирийских христиан и весь благонамеренный народ Сирии от демоноподобных богоборцев, Россия не подпускает легионы мрака к своим границам. Отжимает орды тьмы от Дамаска, а, значит, и от Москвы. Сокрушает полчища сатаны на дальних подступах. Рушит дьявольские планы мирового масонства. Блокирует планетарную, геополитическую экспансию влиятельнейшего, талмудо-каббалистического ордена Бнай Брит, возглавляемого кланом Ротшильдов. Обрубает ядовитые щупальца Глобального Синедриона, адский девиз которого – “Смерть Христианству!”

“Давно надо было смирить американцев!” – категорически изрекает в доверительном разговоре рассудительный, убеленный сединами иеросхимонах-келиот, комментируя самые первые, воистину ошеломляющие удары наших крылатых ракет по объектам Террористического Интернационала с акватории Каспийского моря.

Впервые со времен октябрьской войны 1973-го, когда Москва предъявила ультиматум Тель-Авиву и остановила израильские танки, взявшие Суэц и рвущиеся к Каиру, Россия столь решительно и мощно проявила военно-политическую волю на Ближнем Востоке. За последние 42 года такого еще не случалось!..

Ночь оглушает ракетный верлибр.

Небо над Каспием взрезали громы.

Полчища мрака сжигает “Калибр”.

Звезды реванша, как встарь, невесомы…

 

В щели забилась ползучая мгла.

Утро Пальмиры – лазурная сказка.

Лихо армада глобального зла

Села на рифы в предместьях Дамаска…

 

Ало пылает закатный пожар.

Эхо победы разносят витии.

Грянул, как молния, наш Контрудар.

Вижу царя в православной России!..

“Путин – хороший! – утверждают святогорские старцы, зорко следящие за развитием мировых событий. – В рамках возможного он действует правильно… На сирийских фронтах русские применили новейшее оружие, повергнувшее в шок весь масонский Запад во главе с США. Именно этот фактор сдерживает сегодня силы зла в уже идущей Третьей Мировой Войне”.

“В грядущей столкновении России с полчищами НАТО” (мы вплотную приблизились к этой Схватке; некоторые афониты полагают, что 2016-2017-ые годы будут решающими! – авт.) русским – по велению Всевышнего - помогут Небесные Силы. Они победно восполнят нехватку новейших технологий и вооружений. Весь мир изумится, когда Ангелы Божии станут сбивать американские ракеты”

(почивший в Бозе старец, схимонах Иосиф Ватопедский)”

“За Путина нужно сугубо молиться! – призывают адаманты духа. – Если либералы – не дай Бог! – отстранят его от власти, Россию ждет Катастрофа”.

“Все висит на тончайшем волоске! – вопиют духоносные Отцы. – Время, дарованное на Спасительное Покаяние перед великой войной, близится к завершению. Чаша долготерпения Господня вот-вот переполнится. Впереди – огненные испытания вселенского масштаба”.

“Россия берет Константинополь! – со слезами на глазах, трогательно прижимая правую руку к сердцу, вдохновенно глаголет мой давний знакомый – смиренный схимник, десятки лет изучающий пророчества о будущем Эллады. - Какой изумительный триумф!.. Я словно вижу это собственными очами”…

Прямо на глазах сбываются пророчества духоносных мужей прошлого и настоящего. Если свести все эти предсказания воедино, то получится следующий текст:

“Ближе к концу времен разразится великая и страшная война. В геополитической битве с Россией Турция потерпит колоссальное военно-политическое поражение. Русские войска сокрушат, уничтожат ее Армию и Флот. Одна треть турок погибнет в боях. Другая – убежит и рассеется. Остальные примут Святое Православие. Константинополь отдадут Греции. Наши славные, победоносные части и соединения триумфально дойдут до стен Иерусалима. И уже после этого на Россию обрушится вся мощь НАТО”

(священномученик равноапостольный Косьма Этолийский)

(преподобный Паисий Святогорец, 1924-1994)

“Константинополь мы освободим. Свершатся надежды русские. На храме Святой Софии, в Царьграде, воссияет Крест Православный. Дымом фимиама и молитвой наполнится Святая Русь. Процветет, аки крин небесный”

(монах Авель Прорицатель, 1757-1841)

Но почему в середине 19-го века пал Константинополь? В чем же первопричина сей ужасающей катастрофы? В ноябре 2015-го, в келье афонского схимника, некий блаженный муж – Христа ради юродивый (весьма редкое явление для святой Горы!) – дал нам исчерпывающие ответы на эти вопросы…

 Год 1453-ий. Конец цветущего мая. Турки-османы второй месяц безуспешно осаждают Царьград. Греки дерутся отчаянно. Проявляют в боях неколебимую стойкость, отвагу, мужество. Полны решимости биться до конца. Военные хитрости так и не привели осаждающих к победе. Коварные подкопы не смогли существенно изменить положение. Подземная минная война была проиграна.

Ежедневно тяжелая артиллерия била по крепостным стенам. Гиганская бомбарда, построенная венгерским инженером Урбаном (ствол -12 метров, калибр – до 900 мм), метала 500-килограммовые ядра. В разных местах зияли огромные трещины и проломы. Но по ночам неутомимые защитники мастерски заделывали бреши.

Несколько штурмов храбрые эллины отбили. Множились тяжелые потери личного состава в турецкой армии. Распространялись опасные недуги. Изнемогали раненые и больные. Нарастало недовольство. Усиливался ропот.

Турецкий султан Мехмед Второй-Завоеватель уже собирался смириться с неудачей, снять осаду и уйти от Царьграда подальше…

На военном совете открылся весьма знаменательный факт.

- Над городом постоянно висит некая дымка из тонких облаков, - заявил кто-то из придворных магов. – Это – небесный щит, особое прикрытие свыше. И пока оно есть - столицу Византии никто никогда не возьмет.

- Понятно, - хмуро роняет повелитель османов. – Пора отступать.

- Подожди еще день, - убедительно просят маги. – Мы думаем, чудесное облако все-таки покинет осажденных…

28-го мая 1953-го султану радостно сообщили :

“Над столицей чистое небо. Благодатный покров снят. Теперь город твой!”

В это самое время у одного православного подвижника открылось духовное зрение. Он увидел ночной Константинополь и величественный храм Святой Софии. Божественная Благодать в виде пламенных языков оставляла защитников обреченного города. Горний пламень выходил из собора сквозь купол и поднимался ввысь. Разящая кара Господня неотвратимо надвигалась…

В ночь с 28-го на 29-е мая начался генеральный штурм. Закипела кровавая сеча. Янычары ворвались внутрь через секретный проход в стене. Говорят, тайную калитку отворил какой-то предатель с Запада, на который столь долго и тщетно надеялась византийская знать. Это был некий венецианец или генуэзец. Вот чем обернулась предательская, Флорентийская уния с Римом!..

Грянула жуткая резня. Император Константин погиб в рукопашной. Схватка не на жизнь, а на смерть, кипела целый день. К вечеру 29-го мая 1953-го все закончилось. Улицы взятого штурмом города покрывали тела убиенных. Тысячелетняя Византийская Империя пала.

Представь себе такую картину: Мехмед Второй вместе с сонмом военачальников и придворных пирует во дворце, празднуя великую победу. И вдруг прямо перед ними на стене возникает ладонь с растопыренными пальцами. Все смотрят на нее почти в упор.

Потом таинственное видение исчезает…

Султан вызывает своих магов, но они не могут объяснить суть видения. Предлагают срочно найти греческого мудреца Геннадия (святитель Геннадий Второй, Схоларий(1400-1473), ставший Константинопольским патриархом на Богоявления 1454-го).

Сей духоносный подвижник приходит к султану. Получает от него задание. Уединяется на два-три дня для поста и молитвы. Получает вразумление от Бога. Возвращается к Мехмеду и объясняет ему смысл увиденного.

- Сколько на ладони пальцев?

- Пять, - отвечает покоритель Византии.

- Если бы в Константинополе нашлось хотя бы 5 праведников, ты бы никогда его не взял!..

Но вернемся к нашей современности и будущему России…

“После всемирной войны, когда Китай дойдет до Урала и смирит Запад, Россия возродится как Православно - Самодержавная Монархия во главе с Богоизбранным Царем. Она изумит весь мир светом христианского благочестия”

(преподобный Серафим Вырецкий)

Оживает предпоследнее странствие по Афону и дивная встреча с сирийским монахом из Антиохийской Православной церкви:

- Подходит к концу пятый год войны с Террористическим Интернационалом, который в мировых СМИ все чаще обозначают как ИГИЛ. Скажи, отец, какие настроения господствуют в правительственных войсках Башара Асада?

- Вплоть до осени прошлого года нам было крайне тяжело, - вздыхает молодой араб с аскетической внешностью. – Но когда 30-го сентября 2015-го Россия пришла на помощь, боевой дух наших солдат сразу же поднялся на небывалую высоту. При мощной поддержке вашей авиации наша храбрая Армия перехватила стратегическую инициативу. Начала теснить врага. И сегодня мы твердо верим в Победу.

- А как народ относится к Путину?

- Сирийские христиане, все нормальные люди искренне считают, что Бог совершил через него явное чудо и спас нас от неминуемой гибели.

- Какое ближайшее будущее в сложившейся ситуации ты видишь лично для себя?

- В каждой христианской семье уже есть хотя бы один мученик, - с тихой грустью едва заметно улыбается скромный гость из воюющей Сирии. -

Молитвы этих мучеников имеют громадную духовную силу. Очень помогают всем нам. Вокруг – множество коварных врагов. Повсюду озлобленные фанатики, похожие на диких, кровожадных зверей. Слуги дьявола, явные и тайные джихадисты, не сидят, сложа руки. Они постоянно рыскают в поисках добычи. Жаждут все новых и новых жертв. Поэтому, вполне вероятно, когда-нибудь обезглавят и меня. Но я готов к этому.

И приму мученический венец как наивысшую честь и безценную награду. Ведь это – великое благословение: пострадать, пролить кровь, отдать жизнь за Христа и потом вечно быть с Ним!..

Неуловимо пролетают три дня. Ветер меняет направление. Шторм перемещается на северную сторону Афонского полуострова. Теперь уже бушует Стримонский залив.

На сером небе – ни малейшего просвета. Температура ощутимо понижается. Нудный, затяжной дождь переходит в мокрый снег. Волнение - слава

Богу! – успокаивается. Морская дорога на святую Гору открыта.

На четвертый день, хмурым утром толпа паломников осаждает кассу. Блокирует все подходы к объекту. Берет приступом крохотное окошко. Медленно двигаюсь вместе с плотной людской массой. С превеликим трудом добираюсь до заветной точки. Беру за 8 евро билет на второй большой паром

“Басос”. Первый – “Достойно есть” – отошел минут 15 назад.

Малые паромы, такие как “Святая Анна”, имеют неглубокую, чисто символическую посадку и потому весьма неустойчивы. Часто даже при небольшом ветре, когда на море нет и одного балла, бортовая качка колеблется от 30 до 45 градусов. Кажется, еще миг – и бедный кораблик легко перевернется вверх дном. Мы сами неоднократно попадали в такие переплеты.

Спешу на бетонный пирс к могучей стальной громадине. На нижней палубе, рядом с откидным бортом, полицейские в темно синей экипировке тщательно проверяют документы: загранпаспорт и диамонитирион – специальное разрешение на посещение Афона.

Успешно прохожу через бдительный контроль. По мокрой металлической лесенке осторожно поднимаюсь к теплому, уютному салону. Оставляю там в надежном месте свой видавший виды спецназовский рюкзак. Выбираюсь на свежий воздух из сонмища шумных, говорливых, крепких мужчин самого разного возраста. Такое ощущение, что здесь собралась, как минимум, усиленная рота ВДВ. Снова начинаю нелегкий подъем по скользким ступеням. И вот желанная цель достигнута. Стою на безлюдной верхней палубе, обдуваемой резким, леденящим ветром…

Слева, метрах в 120-ти от нас, тянется дикий берег Афона. Справа, до самого горизонта – ни одного суденышка. Ни одной рыбачьей шхуны или лодки. Впереди – густая белесая стылая мгла.

Летом, осенью, зимой и весной – в теплую солнечную погоду – паромы с паломниками нередко сопровождают группы веселых, резвящихся дельфи-нов. А сейчас – ни намека на их присутствие. Повсюду царит суровая отчужденность январского ненастья.

Но все мое естество ликует. Вокруг явственно чувствуется Благодатный Покров. Над окружающим пространством невидимо и властно распростерт горний Омофор Пресвятой Богородицы. И сие понятно: благословенный, неповторимый Афон, вселенский оплот Святого Православия, есть первый земной удел Божией Матери. Независимая монашеская республика на территории Греции – теократическое мини-государство в горниле падшего, агонизирующего мира – находится под особой защитой Царицы Небесной.

Существует трогательное предание. Каждую ночь Всемилостивая Владычица наша – Заступница Усердная рода христианского – посещает Святую Гору. Таинственно и незримо обходит афонские обители. Проявляет неусыпную, материнскую заботу о всех монахах и паломниках, послушниках и трудниках, подвизающихся в ее уделе.

Все мои предыдущие странствия по Афону (25 или 26!), почти 15 месяцев, прожитых здесь в период с весны 1997-го по февраль 2016-го, мистически сливаются в единую бытийную стезю. Эта надмирная дорога одолевает привычную хронологию. Выходит за рамки временных измерений. Сквозь разгул лихолетья и кручи жизненных невзгод прорубает лучезарный тоннель в Иные Миры. Возводит, возносит от чувственного к Сверхчувственному, от Физического к Метафизическому, от бренного к Нетленному, от быстротечного к Непреходящему.

Ощущаю себя блаженнейшим странником, шествующим в Небесную Отчизну.

Богомудрые подвижники на собственном опыте постигают глубинный смысл афонского афоризма:

“Святая гора – не место, а путь!”           

“Басос” идет в Дафню – главный порт Афона. Но откуда-то из глубин памяти все ярче проступает величественная, белоснежная, залитая лунным сиянием тиара вершины. Она вздымается, будто капитанский мостик, на ги-гантском, почти семидесятикилометровом линкоре Афонского полуострова.

Далеко внизу остаются 20 монастырей, 14 или 15 скитов, сотни калив и келий, разбросанных на обширном пространстве. А тут, под алмазным мер-цанием кормчих звезд, царит священная Тишина и белое Безмолвие. Власт-вует отрешенность, уединение, Неотмирность. На маленькой беззащитной площадке, с трех сторон ограниченной почти отвесными склонами, как бы летящими в зияющую бездну, красуется Преображенский храм, похожий на ДОТ (долговременная огневая точка). Рядом – рукой подать – чудно застыл святогорский пик (2033м), победно увенчанный большим заиндевелым железным крестом. Впереди и вокруг – необъятные шири Вселенной…

Карманные часы показывают полночь…

Время сжимается, тает, растворяется в инобытийной воронке. Земная реальность уплывает вместе со временем. Ухищрения политологов, изощренность маститых дипломатов, творческие находки аналитиков кажутся детскими игрушками неразумных младенцев. Выпадают из сферы сознания. Превращаются в вакуум. Схватки разведок, битвы империй, войны цивилизаций гаснут в небытии. Царство хаоса и распада дробится на кварки, аннигилирует, исчезает навеки. Никакой дисгармонии, никаких недугов и смертей уже нет и не будет. В моем сердце поет живоносная Вечность...

Пали кумиры эрзац-бытия.

Сгинула прелесть греховной отравы.

Сердце провидит Иные Края –

Вечное Царство Божественной Славы…

Забываю о холоде. Не чувствую мороза. Не вижу звездной ночи. Не ощущаю усталости. Все мышцы и суставы лелеет упоительная легкость. Я в теле и вроде бы вне плоти – в безконечном удалении от тленной оболочки.

Покаянная молитва одинокого странника воссоединяется с мощнейшей, соборной молитвой благословенных афонитов. Возносится с бренной Земли. Улетает в бездонную Высь…

Объемлю духом тайны микромира, галактики и метагалактики, безмерные просторы Космоса. И даже больше… Несравненно больше…

Найдутся ли нужные слова?.. Но здесь они безсильны… Разве можно выразить невыразимое?!..

Окрест меня, надо мной, во мне – безвидная, светоносная, неизглаголанная Тайна…

Нежная мощь неземной Красоты берет в сладостный плен. В лабиринтах обновленного, благодарного ума рождаются кванты нездешней Поэзии. Из лазурных глубин озаренного духа изливается к Небу восторженный гимн:

 

Дева Пречистая мне помогла.

Пройдены гордого сердца торосы.

Лед отчужденья, угрюмая мгла

Вдруг превращаются в вешние росы…

 

Адская темень сгорела дотла.

Мощно сияет крутая Корона..

Гарпии мрака, тарантулы зла

Смыты блистающим Светом Афона…

 

Шепот утесов в тиши вековой.

Дивных созвездий несметные рати.

Все естество - Лучезарный Покой.

В недрах души – Полнота Благодати…

 

“ТЫ”, воплотившее все ощущенья.

Неизреченность Твоей Полноты.

Неизреченность Богообщенья.

Неизреченность вот этого “…ТЫ…”

 

Святая Гора Афон – Уранополис – Москва.

Февраль 2016-го.

Алексей Яковлев-Козырев. 

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы