Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Публикации Девятинский листок Душа после смерти

Душа после смерти

Смерть окружает нас со всех сторон. Она – как огромная река, которая день и ночь неслышно несет свои воды в море, не останавливаясь ни на мгновение. Так поколение людей приходит на землю и уходит в неизвестность, как в черную ночь, как в зияющую пустоту. Многие мудрецы желали познать тайну смерти, но отступали перед ней, вернее, умирали прежде, нежели успевали в этом. И лишь одно христианство дает ответ – что такое смерть, жизнь и вечность...

Некий человек поздно вечером сидел в своем кабинете. В углу перед образом Спасителя теплилась лампада. Ее лучи освещали лик Божественного Страдальца. Человек то вставал на молитву, то вновь садился за стол и погружался в тяжелые раздумья. Скорбь теснила сердце. Недавно умер его близкий родственник и лучший друг: где теперь его душа? Каков он – загробный мир, да и существует ли он вообще? И вдруг человек почувствовал, что в комнате он не один. Он оглянулся и увидел фигуру и лицо почившего друга – как бы в тумане или какой-то дымке. «Я не призрак, я живое существо, я послан от Бога, чтобы рассеять твои сомнения. Не колеблись, верь!»

Эти слова услышали не уши, их услышало сердце. Как если у пещеры кто-то крикнет, внутри эхо повторит этот крик, так и в душе человека раздались слова умершего. Покойный продолжал: «Помнишь нашу последнюю встречу? Я был тяжело болен и уже знал, что умираю. Мы обнялись и простились с тобой. Затем наступила последняя ночь моей земной жизни. Я метался не только от телесных мук, но и от невыносимой душевной муки. Я знал, что навсегда ухожу отсюда и покидаю горячо любимую жену и детей. Что ждет меня? Что это – вечность? Я попросил, чтобы ко мне пригласили священника. Долго я беседовал со своим духовным отцом, исповедовался и причастился Святых Тайн. Это несколько облегчило мои страдания, я успокоился и уже мог утешать горько плачущих детей и жену, убеждать их не терять присутствия духа. Но вот почувствовал, как во мне что-то останавливается, словно обрывается. Судорожно схватил я руку своей жены, и мне показалось, что я падаю в какую-то страшную, глубокую пропасть. Все потонуло во мраке. Не знаю, сколько длилось это состояние, но когда я вновь увидел себя, то ощутил себя совершенно другим. Первое, что изумило меня, это то, что тело мое стало легче воздуха. Я, по желанию своему, мог преодолевать огромные расстояния, словно пространство больше не Существовало для меня. Затем я мог видеть отдаленные предметы, находящиеся на земле, какими бы малыми они ни были, и притом глубже, чем при жизни, как бы «изнутри» и «насквозь». Я понял, что это иное, духовное зрение.

Наконец, что-то проснулось в моей памяти. Я понял, что внизу находится для меня самое родное и дорогое, и очутился в своем доме. Вижу, на столе лежит мое тело, омытое, облаченное, а вокруг него – моя плачущая семья. Я приблизился к ним. Я стал говорить, что я не умер, что моя душа жива, я вместе с вами, не плачьте. Я живой! Но они не слышали меня. Я кричал, напрягал свой голос, но они не могли услышать слова духа. Я хотел обнять их, но они не ощутили прикосновения моих рук. Мне стало жутко и тоскливо в моем доме, как одинокому страннику в пустыне. Никто не видел и не замечал меня. Я бродил по комнатам, всеми оставленный. Тоска переполняла меня. Но вот пришел мой духовник и другие священники. Я почувствовал облегчение и радость. Мне показалось, что во время панихиды вся комната наполнилась светом. Особенно отрадно было, когда молился мой духовный отец. Кончилась панихида, над моим телом стали читать Псалтирь, и я жадно вслушивался в слова этой Священной книги. Душа моя, подобно безводной земле, жадно впитывала, как капли благодатного дождя, каждое святое слово. Но вот опять в сердце моем стала расти тревога. Я знал, что скоро должен буду дать отчет о прожитой жизни.

Я понимал, как ничтожна, бессмысленна, поверхностна была она. Я хотел искать защиты, но не у кого. И вдруг, словно дивный луч света воссиял около меня. Какое-то существо, похожее на человека, но несравненно прекраснее, подошло ко мне. Это был мой Ангел-Хранитель. Когда я увидел его, то изумился, какой доброты и любви был он преисполнен, каким теплом светились его глаза! Я ничего не мог сказать ему, но чувствовал себя как малый ребенок около своей горячо любимой матери. Настал день похорон. Опять мне стало тяжело видеть, как плачут мои родные. Если бы они знали, сколько страданий они причинили мне своими слезами и своим горем! Затем я видел других людей, которые переговаривались между собой, большинство осуждало меня. Многие рассказывали о своих обидах, некоторые говорили – и поделом ему! И самое страшное, что эти упреки действительно были справедливы, что в своей жизни я причинил людям много зла. Теперь мне хоте лось перед каждым броситься на колени, просить прощения, целовать их ноги, только бы они простили меня, сжалились надо мной, сняли с меня это тяжкое бремя. Но, увы! Было уже поздно. Когда зарывали в землю гроб, я почувствовал какую-то связь между своей душой и скрывшимся в земле телом, связь, которая не прерывается и в вечности.

Наконец, спутник мой – Ангел – сказал: «Мы должны покинуть этот мир». Оба мы поднялись в какие-то иные духовные сферы, за грань земного бытия. Я понял, что началась вечность. Мы шли по страшному пути. Там встречали меня какие-то существа. Одни были дивно прекрасными, другие – страшными чудовищами. Перед моим взором разворачивалась вся моя жизнь, как будто она была снята на пленке. Я увидел себя от самых детских лет, видел все свои дела, все мысли, все желания – поразительно отчетливо. Даже те греховные замыслы и тайные стремления, осуществить которые не позволили обстоятельства, стояли передо мной. Я видел всю грязь, пошлость своей жизни. Сам для себя сделался отвратительным и мерзким. Как мало добра было в этой «картине» моей души!

Затем мне был показан мир светлых духов. Я видел то, что невозможно ни нарисовать никакими земными красками, ни сравнить ни с чем, виденным на земле, ни передать никаким образом. Я слышал пение, пение не человеческих голосов, но святых духов. Оно было невыразимо сладостно. Я видел океаны света, перед которыми солнце – лишь тусклая свеча.

Видел я и мир падших духов, мир грешников – таких же как я. Видел их многообразные мучения, адскую тьму, пред которой и самая мрачная ночь светла как день. Ее можно было не только видеть, но и ощущать. Все грехи, которые совершили люди на земле, принимают там огромные, колоссальные формы и сливаются в одно чувство зла и ненависти к Богу и друг к другу. И это страшное зло в душе грешника, которому человек уже не может противиться, влечет его все ниже и ниже, к виновнику всякого зла – сатане и демонам его.

Жители ада с яростью бросаются друг на друга, терзают, каждому кажется, что другой виноват в его погибели. Особенно страшна участь самоубийц. Они и там пытаются покончить с собой. Но напрасно. Теперь, если бы вернулась ко мне моя жизнь, я готов был бы гореть на медленном огне, лишь бы только избавиться от адских мук и сподобиться блаженства рая. Я готов был бы всю жизнь провести в яме, наполненной ядовитыми червями, которые бы глодали мою плоть, лишь бы здесь удостоиться прощения. Я трепещу при мысли о том, что скоро надо мной совершится суд Божий. Только одно утешает меня – когда на земле молятся о душе моей и совершают Божественную Литургию. Но как мало добра сделал я людям и как мало молятся обо мне!»

Хозяин дома спросил своего друга: «Скажи, можешь ли ты еще явиться ко мне и продолжить беседу?» «Это не в моей власти, – отвечал тот, – это была воля Божия».

Братия и сестры! Смерти нет. Есть переход из одного бытия в другое. Для праведников – в дивно прекрасное, для грешников – в мир тоски, мрака, безумия и отчаяния. Здесь, на земле, каждое наше дело, слово, желание, сокровенная мысль – семена, брошенные в землю сердца, которые там дадут всходы – либо благоуханные райские цветы, либо острые тернии ада. Что мы посеем здесь, то пожнем там. Аминь! 

Архимандрит Рафаил (Карелин)

 

ПЕРЕХОД 

Выдержки из книги австралийского врача-хирурга П. Калиновского «ПЕРЕХОД: Последняя болезнь, смерть и после» (Екатеринбург: Издательство «Русская энциклопедия», 1994) 

Новые методы реанимации, то есть возвращения к жизни недавно умерших людей, позволили ученым-медикам приоткрыть завесу над тайной смерти и увидеть немного больше, чем было возможно до сих пор. Оказалось, что смерть тела еще не конец существования личности. Какая-то часть человека назовите ее как хотите - "личность", "сознание", "Я", "душа", дело не в названии, покидает умершее тело и продолжает жить в новых условиях. Исследователи были поражены полученными результатами и сперва встретили их с недоумением, почти с недоверием. Но новые данные были не плодами фантазии, а неоспоримыми фактами, добытыми наукой…

Мы уже писали о докторе Муди и его наблюдениях. Его заслуга в том, что он объективно подошел к этой проблеме, собрал большой материал, систематизировал его и привлек к нему внимание серьезных научных кругов. Он не был первым, занявшимся этим вопросом. До него над проблемой смерти трудились доктор Е. Кюблет-Росс из Чикаго, еще раньше - Карл Густав Юнг, профессор Войно-Ясенецкий (архиепископ Лука), доктор Георг Ритчи и другие ученые. Позже много сделал доктор Михаил Сабом.

К 1980 году было известно более 25000 случаев возвращения к жизни недавно умерших. В настоящее время их много больше. Восприятия людей во время пребывания "на той стороне" записаны, систематизированы и многие из них проверены….

Почти все пережившие состояние временной смерти говорят о каком-то темном закрытом пространстве, а потом о появлении яркого света.

"Я слышал, как доктора объявили меня мертвым, а я в это время как бы плыл в каком-то темном пространстве. Нет таких слов, чтобы это объяснить. Все вокруг было совсем черным, и только далеко, далеко я увидел этот свет. Он был очень ярким, но не очень большим сначала, а чем ближе, тем больше и больше. Я стремился к этому свету. Страшно не было, а было хорошо. Я - христианин, и я сразу подумал: "Этот свет - Христос, ведь Он сказал: "Я свет миру". Я сказал себе - если это смерть, я знаю, что меня ждет" (Муди. с. 63).

В других рассказах говорится не о темном пространстве, а о чем-то вроде черного туннеля, в котором движется, летит вышедшая из тела душа. В Священном Писании тоже есть термин "Долина смертной тени". В конце туннеля - свет. Умерший стремится к нему, свет может напоминать собою заход солнца - яркий центр и зарево вокруг. Видимо, туннель отделяет восприятия этого мира от потустороннего. Свет, это начало потустороннего, волшебной красоты и очарования. В рассказах тех, кто не дошел до встречи со светом, нет никаких описаний трансцендентального мира.

Те люди, у которых состояние временной смерти продолжалось несколько дольше, рассказывают примерно то же самое, но кроме описанных у них бывают и совершенно другие восприятия. "...Я знал, что я умираю и ничего сделать было нельзя, так как меня никто не слышал... Я не был в моем теле, никаких сомнений быть не могло, потому что я видел мое тело там, на столе в операционной. Моя душа была вне тела. Из-за этого я чувствовал себя очень плохо, но потом пришел этот очень яркий свет. Сперва он был немного тусклым, а потом, как очень яркий луч. Я чувствовал от него тепло. Свет покрывал все, но не мешал мне видеть операционную, и докторов, и сестер, и все другое. Сперва я не понимал, что происходит, но потом Он как бы спросил меня, готов ли я умереть. Он говорил, как человек, но никого не было. Голосом говорил Свет. Теперь я думаю, что голос понял, что я не готов к смерти. Он как бы проверял меня. Но с того момента, когда Свет начал говорить, мне стало очень хорошо; я чувствовал, что я в безопасности и меня любят. Любовь, шедшая от Света, была невообразимой, неописуемой" (Муди. с. 63-64).

Многие из переживших состояние временной смерти говорят об этом свете. Им было ясно, что говорил не просто свет, а Кто-то в свете. Обычно они не слышали слов, но понимали их. Какого-либо языка - русского или другого - здесь не было. Они воспринимали и передавали мысли, и все было так ясно, что ни обмануть, ни утаить что-либо было невозможно. Свет всегда приносил любовь, понимание и покой. О свете пишут также Озис и Харольдсон. Тем, кто пытался описать этот свет, было трудно найти слова. Свет был иным, чем тот, который мы знаем здесь. "Это был не свет, а отсутствие тьмы, полное и совершенное. Этот свет не создавал теней, было просто отсутствие темноты. Свет не был виден, но он был всюду, вы были в свете" (Сабом. с. 66).

Свет понимают по-разному. Люди религиозные считают свет Иисусом Христом; неверующие искали других объяснений или вовсе не думали. Интересно, что в "Тибетской Книге Мертвых" тоже пишется про встречу со светом и что, приближаясь к свету, нужно стараться чувствовать к другим только любовь и симпатию.

Существуют и другие восприятия, тесно связанные с умиранием, иногда непосредственно перед смертью, иногда - и в таких случаях ярче - вскоре после смерти. Это - просмотр, иногда связанный с переоценкой того, что произошло за время жизни. Профессор Войно-Ясенецкий в своей книге "Дух, Душа и Тело" описывает два известных ему случая. Адмирал Бофр рассказал, что, когда он тонул, он видел "...детство, проказы, время, потраченное зря, прежнее плавание с кораблекрушением; все это в панораме, причем каждый шаг мой являлся предо мною, сопровождаясь сознанием правильности или неправильности его, с точным пониманием его причины и следствия. Многие маленькие приключения моей жизни, на самом деле уже забытые, предстали пред моим духовным взором в полной ясности". От падения в воду до извлечения прошло две минуты. Значит, была сверхъестественная быстрота течения сознания.

В другом случае говорится об одной даме, упавшей в воду и чуть не утонувшей. С момента прекращения всяких движений ее тела и извлечения ее из воды прошло две минуты, в которые она, по ее словам, пережила еще раз всю свою прошлую жизнь, развернувшуюся перед ее духовным взором со всеми подробностями.

О таком просмотре пишут Ритчи, Муди, Сабом и многие другие. При состоянии близком к смерти, перед глазами человека проходили, как на экране, все главные события его жизни. Вот выдержки из длинного рассказа пациентки доктора Муди, возвращенной к жизни на земле: "Когда пришел Свет, Он спросил меня: "Что ты сделала в своей жизни? Что ты можешь показать Мне?" Или что-то в этом роде. И тогда начали появляться эти картины. Они были очень ясные, трехмерные и в красках. И они двигались. Перед моими глазами прошла вся моя жизнь... я еще маленькая девочка... а потом, как я вышла замуж... мелькнуло перед моими глазами и исчезло... дольше всего стояло перед глазами, когда я приняла Иисуса Христа... это было много лет тому назад". Она продолжает: "В каждом эпизоде, а Свет выбирал их. Он показывал мне самое главное. Он не обвинял, а как бы наставлял меня, что нужно учиться любви и просто учиться, приобретать знания, потому что это непрерывный процесс, и я буду продолжать его после того, как Он во второй раз придет за мной. Свет сказал, что на этот раз я вернусь назад" (Муди. С. 65-68).

Вернувшиеся говорили, что этот показ похож на воспоминания, но есть и разница - во-первых, очень быстро, а во-вторых, не последовательно, а все одновременно, в один момент. Вся жизнь - за несколько секунд. Это очень живые картины; они сопровождаются эмоциями, и остается яркая память о них. Многие рассказывали о встречах с уже умершими родственниками или знакомыми - иногда в земных условиях, а иногда в обстановке нездешнего, "небесного" мира. Они всегда видели уже умерших и никогда - еще живущих людей.

Женщина, пережившая эпизод временной смерти, слышала доктора, сказавшего ее родным, что она умирает. Выйдя из тела и поднявшись вверх, она увидела под потолком умерших родных и подруг. Она узнала их, а они радовались, встречая ее. Другая женщина видела своих родственников, которые приветствовали ее и пожимали ей руки. Они были одеты в белое, радовались и были счастливыми... "и вдруг повернулись ко мне спиной и стали уходить, а бабушка обернулась через плечо и сказала: "Мы увидим тебя позже, не на этот раз". Бабушке, когда она умерла, было 96 лет, а она выглядела... ну, на 40-45, здоровой и счастливой".

Иногда недавно умершему дается возможность выбора - остаться в потустороннем мире или вернуться в земную жизнь. Голос Света может спросить: "Готов ли ты умереть?" Иногда умершим против их желания приказывают вернуться. Душа уже преисполнилась чувством радости, любви и мира, ей там хорошо, но ее время еще не пришло; она слышит голос, какие-то слова или приказ и возвращается в жизнь на земле. Эти возможности и предписания часто принимают символическую форму: ручья, тумана, другого берега и тому подобного. Таких рассказов много. Женщина, выйдя из тела, видела протянутые к ней руки уже прежде нее умершего мужа, но дотянуться он не смог, и она снова оказалась в своем теле. Солдат, тяжело раненный на поле боя, видел свое искалеченное тело и слышал Голос. Он думал, что с ним говорил Иисус Христос. Ему была дана возможность вернуться в земной мир, где он будет калекой, или остаться в мире загробном. Солдат решил вернуться на землю.

Вот отрывок из рассказа одной пациентки доктора Муди: "У меня был сердечный приступ, и я оказалась в черной пустоте. Я знала, что я покинула мое тело и умираю... Я просила Бога помочь мне, и я скоро выскользнула из тьмы и увидела впереди серый туман, а за ним людей. Их фигуры были такие, как на земле, и я видела что-то похожее на дома. Все это было залито золотым светом, очень нежным, не таким грубым, как на земле. Я испытывала неземную радость и хотела пройти через туман, но вышел мой дядя Карл, умерший много лет тому назад. Он преградил мне дорогу и сказал: "Иди назад. Твое дело на земле еще не закончено. Сейчас иди назад". Против своего желания она вернулась в тело. У нее был маленький сын, которому она была нужна (Муди. с. 75-76).

Есть много сообщений о том, что встретили "на той стороне" люди, заглянувшие за завесу. Они описывают ручей, преградивший дорогу, поле, перегороженное изгородью или рядами колючей проволоки; по одной стороне - сухая трава, по другой - чудесное пастбище, лошади, деревья - "здесь" и "там". Описывают встречи с духовными фигурами, нездешнюю природу, дома, города света. В основном все рассказывают об одном и том же, но детали различны… Есть много описаний природы, похожей на нашу, земную, но чем-то и отличную от нее: холмистых лугов, яркой зелени такого цвета, какого на земле не бывает, поля, залитого чудесным золотым светом, разделенного забором, за который переходить нельзя. Есть описания цветов, деревьев, птиц, животных, пения, музыки…

Вот выдержки из рассказа женщины, больной раком и вышедшей из тела во время операции. Она видела себя и двух врачей и с великим ужасом смотрела на свое тело. Весь желудок и тонкие кишки были в раковых узлах. Она стояла и думала: "Почему нас двое? Я стою и я лежу". Вдруг она очутилась в воздухе. Она чувствовала, что летит, что кто-то ее держит и они поднимаются все выше и выше; стало так светло, что она не могла смотреть... Потом она видела толстые деревья с разного цвета листьями, небольшие домики. Ей также показали ад - "змеи, гады, невыносимый смрад, бесы", а потом показали рай - там хорошо, но она услышала голос: "Спустите ее на землю", - и вернулась в тело. Она не хотела возвращаться.

Бетти Мальц описывает свои переживания в книге "Я видела вечность", вышедшей в 1977 году. Она пробыла в состоянии клинической смерти 28 минут. Случилось это в июле 1959 года во время второй операции по поводу аппендикулярного перитонита. Ей было тогда 27 лет. Она пишет, что переход был ясным и спокойным. Сразу после смерти тела она оказалась на чудесном зеленом холме. Ее удивило, что, имея три операционные раны, она стоит и ходит свободно, без боли. Над ней яркое синее небо. Солнца нет, но свет повсюду. Под босыми ногами - трава такого яркого цвета, какого на земле она не видела; каждая травинка, как живая. Холм был крутой, но ноги двигались легко, без усилия. Яркие цветы, кусты, деревья. Слева от нее - мужская фигура в мантии. Бетти подумала: "Не ангел ли это?" Они шли, не разговаривая, но она поняла, что он не был чужим и что он знал ее. Потом перед ее взором прошла вся ее жизнь. Она увидела свой эгоизм, и ей было стыдно, но она чувствовала вокруг себя заботу и любовь. Бетти Мальц нашла очень хорошие слова, описывая то, что она испытывала там. Она чувствовала себя молодой, здоровой и счастливой. "Я чувствовала, что я имею все, чего когда-либо желала, была всем, чем когда-либо хотела быть, шла туда, где я всегда мечтала быть".Она и ее спутник подошли к чудесному серебряному дворцу, "но башен не было". Музыка, хор; она слышала слово "Иисус". Стена из драгоценных камней. Ворота из слоя жемчуга. Когда ворота на мгновение приоткрылись, она увидела улицу в золотом свете. Она никого не видела в свете, но поняла, что это - Иисус. Она хотела войти во дворец, но вспомнила отца и вернулась в тело. Ее отец, убитый горем, все эти 28 минут стоял у ее кровати и был поражен, когда она ожила и отбросила простыню, которой было закрыто ее лицо. Это переживание привело ее ближе к Богу. Она теперь любит людей и люди - ее.

Не менее интересна книга доктора Георга Ритчи "Возвращение из завтра", вышедшая в 1978 году. Он описывает случившееся с ним самим в 1943 году… Во вступлении к своей книге доктор Ритчи пишет: "Иисус - это не только сила, это невероятная, безусловная любовь". И дальше: "Я не имею понятия о том, какой будет следующая жизнь. Я смотрел, можно сказать, только из прихожей, но я видел достаточно, чтобы полностью понять две истины: наше сознание не прекращается с физической смертью, и время, проведенное на земле, и отношения, которые мы выработали к другим людям, много важнее, чем мы можем думать". В возрасте 20 лет, готовясь поступать в университет, Ритчи заболевает. После длительной и тяжелой болезни он слышит, как врачи объявляют его мертвым. Его душа выходит из тела, некоторое время странствует и наконец оказывается в маленькой комнате, где на больничной кровати лежит закрытое простыней тело. Он не сразу понял, что это его тело и что, значит, он умер. Он представлял себе смерть как какое-то небытие, а он был жив, видел и думал. Свет в комнате усилился, он настолько ярок, что физические глаза его не вынесли бы. Ритчи начинает чувствовать "присутствие" и потом видит Иисуса Христа. Христос любит его полной и безграничной любовью, и Ритчи испытывает покой, радость и такое удовлетворение, что он хочет остаться в таком состоянии навсегда. Перед его взором проходят все годы его жизни, здесь было все - в данный момент и в течение времени; он видел знакомых людей, которые двигались и говорили. Время шло очень быстро - вся жизнь за несколько минут. Ритчи воспринял вопрос: "Как ты использовал свое время на земле?" Вся его жизнь была видна - Христос спрашивал не о фактах, а об их значении - что важного сделал Ритчи за свою жизнь. Ему было показано, что важны не его личные достижения, а любовь ко Христу и людям. Потом - полет в сопровождении Христа и несколько видений загробной жизни на земле и в потустороннем мире. Улицы, дома, фабрики, люди и бестелесные существа. Он видел самоубийц. Они страдают. Они прикованы к жертвам своего акта. Они причинили страдания другим, плачут, просят прощения у тех, перед кем они виноваты, но их не слышат. Ничего сделать нельзя. Он видел и другие картины ада - привязанность к земным желаниям, которые там неутолимы. "Где лежит твое сердце, там и ты сам". Потом он видел небесный мир, где процветают наука, искусство, музыка. Библиотека всеобъемлющего знания. Существа по виду такие, как люди, трудятся, не думая о себе. Они росли в земной жизни и продолжают расти. Он вернулся в тело против своего желания. Его рассказ встретили с недоверием, но пережитое изменило его жизнь и его самого.

У святых, поднятых в духе на небо (апостолы Иоанн, Павел и другие), тоже есть описания небесного мира и его природы. Они видели луга, цветы, реку; видели птиц и слышали их пение.

Почти все рассказы людей, переживших клиническую смерть, имеют светлый характер. Смерть не страшна, нам ничто не угрожает; смерть рисуется как приятное переживание. Так, однако, бывает не всегда. В сообщениях доктора Ритчи, Бетти Мальц и других фигурирует и ад. Переживания вне тела у самоубийц, возвращенных к жизни на земле, тоже носили далеко не радостный характер. Мужчина, покончивший с собой после смерти любимой жены, попадает в такие ужасные условия, что не находит слов для их описания…

Повествования священных книг и рассказы наших современников, заглянувших за завесу, почти идентичны. Описываются одни и те же восприятия и феномены: выход души из тела, -короткий период темноты или прохождение через темный туннель, Свет, способность мгновенно преодолевать любое пространство и проходить сквозь все материальное, сжатие времени, безуспешные попытки контакта с живущими на земле, видение своего тела со стороны... Потусторонняя природа - растения, животные, птицы, небесная музыка, хоровое пение описаны и там и здесь. Наши современники и древние христиане, переступив таинственный порог, встречали одно и то же. Вернувшиеся "оттуда" рассказывали о встречах с разными духовными существами. Они видели своих прежде умерших родственников и других близких людей, патриархов, святых, ангелов, "гидов". Христианство тоже обещает встречу с умершими любимыми и учит, что душу умершего очень скоро встретят ангел-хранитель и встречный ангел, которому нужно молиться при жизни. Ангелы будут направлять и сопровождать душу при ее первых шагах в новом мире. Однако, в то время как современные нам свидетельства говорят главным образом о радостных встречах и светлых духах, христианские источники пишут и о другом. Очень рано душу встретят уродливые и страшные существа. Они будут преграждать ей дорогу, будут покушаться на нее, грозить и требовать свое. Христианские писатели предупреждают, что злые духи могут принимать любую форму, чтобы, давая лживые советы, направить душу на неверный путь…

Православный богослов иеромонах Серафим Роуз издал в 1980 году книгу на английском языке "Душа после смерти". Он пишет, что свидетельства людей, переживших временную смерть тела, рисуют неверную и опасную картину. В ней слишком много света. Создается впечатление, что страшиться смерти не нужно. Смерть - это, скорее, приятное переживание, а после смерти ничто плохое душе не угрожает. Иисус Христос никого не порицает и всех окружает любовью. Раскаяние и даже мысли о нем излишни. Это может навести на мысли, что, пока мы на земле, можно наслаждаться жизнью и не думать о последствиях. Один из вернувшихся "оттуда" пришел именно к таким выводам.

Серафим Роуз пишет об опасностях. Темные духовные силы сделают все для них возможное, чтобы завладеть душой, вышедшей из мертвого тела. Серафим Роуз напоминает, что князя темных сил называют отцом лжи и что и его слуги, а не только светлые духи встречают душу у порога загробного мира. Темные силы могут принимать любой облик. Они могут явиться душе как светлые ангелы и могут стараться внушать ей любые мысли.

Последние минуты земной жизни могут быть решающими. Отчаяние, отказ от покаяния, умирание без обращения к Богу могут тяжело отразиться на будущей судьбе души. Зная это, отцы Церкви учат верить не всякому духу и при жизни, а особенно при близости смерти. Святой Иоанн в первом послании пишет: "Возлюбленные, не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они... дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога. А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога" (4, 1-3).

Чрезмерный оптимизм может обмануть. Христианство учит о разной судьбе праведников и нераскаянных грешников. Свидетельства пациентов врачей-реаниматоров тоже не всегда светлые. Есть описания серой тьмы, страданий и даже ада. Думая о том, что ждет нас после перехода, хочется, конечно, верить тому светлому, что открыла нам наука о смерти. Эти открытия, однако, говорят только о самом начале жизни за гробом. Видимо, Господь сделал так, что сам переход безболезнен и не страшен, но что ждет нас во второй части нашей жизни, в жизни духовной, наука не знает. Известно только, что у каждого из нас будет своя, индивидуальная судьба…

Смерть, а также и жизнь, какими мы их знаем на земле, могут показаться бессмысленными. Родился ребенок, его воспитывали и учили, а он умирает, не успев ничего сделать в жизни. Беспомощный старик живет, а юноша умирает. Невеста умирает сразу после венца. Солдат идет домой с войны и погибает, попав под автомобиль. Смысл может быть только в том случае, если смерть тела не конец существования личности. Смерть солдата может показаться бессмысленной и несправедливой. На войне он подвергался опасности и жил безрадостно и трудно. Ночи без сна, иногда в холодном и мокром окопе, приходилось и голодать, усталость, грязь, окрики начальства. Без женщин, без радости. Был ранен и намучился немало. Было, конечно, и хорошее: тесная дружба с товарищами, о себе не думал, делился иногда последних куском хлеба, рискуя жизнью, вынес раненого товарища из зоны огня. Теперь война кончилась, и он хотел наверстать потерянное - пожить в свое удовольствие - есть, ну и выпить, и хорошо провести время. Думал о еще молодой и любимой жене, но... на селе много одиноких женщин, и они истосковались. Есть много и других соблазнов, а он еще молод и после долгих лет войны хочет наслаждаться жизнью. Что ждет его? Как сложится его жизнь? Каким станет он сам? Полный радужных надежд идет он со станции домой, и вдруг почти моментальная смерть под автомобилем. Предсмертной болезни не было. А что если бы была? Как перенес бы он крах всех своих надежд? Примирился бы с судьбой? С Богом? За что ему тp style=, вышедшая в 1978 году. Он описывает случившееся с ним самим в 1943 году… Во вступлении к своей книге доктор Ритчи пиИисусшет: акая жизнь и такая смерть? Что было бы, знает Господь, и Он посылает человеку такую смерть и в такое время, когда это ему лучше всего. Жизнь человека на земле нужна только для формирования духа, поисков того пути, по которому душа пойдет в жизни вечной. Это дает ответ на все наши недоумения и объясняет раннюю смерть праведников, длинную жизнь плохих людей (которым, значит, Господь дает время понять и изменить свои пути) и все те смерти, которые нам могли казаться бесцельными и ненужными. У смерти есть свои внутренние причины; внешние факторы - болезни и несчастные случаи - ведут к смерти человека тогда, когда дальнейшее земное существование уже не имеет смысла для жизни души…

Сейчас вышло уже немало богословских и медицинских книг о смерти детей. Описан ряд наблюдений, и ученые стараются оценить их. Много делают доктор Клоблер-Росс и другие. Елизавета Кюблер-Росс - по специальности детский врач, психиатр. Она пишет, что дети знают, что они умирают, но знают это сердцем, а не головой. Они говорят об этом, не боятся и. умирают очень хорошо. Чем младше ребенок, тем больше он знает. Дети от двух лет и старше во время тяжелой болезни становятся более духовными и серьезными, как бы сразу повзрослевшими. Врачи, сестры, санитарки и другие люди, видевшие, как умирают дети, свидетельствуют, что у детей, как и у взрослых, черты лица незадолго до смерти принимают выражение покоя и будто внимания к чему-то. Кюблер-Росс считает это состояние покоя и отвлеченности роковым признаком, предвещающим близость смерти. Дети в это время могут видеть уже умерших, особенно тех, кого они любили. Кюблер-Росс была не только врачом, но и другом своих маленьких пациентов. Сидя у постели тяжелобольного ребенка, она разговаривала с ним. На свой вопрос часто получала ответ: "Нет, мне теперь хорошо, папа и Петя ждут меня". Отец и брат больной девочки умерли раньше.

Архиепископ Лука тоже пишет об этом. Маленький брат видел и слышал своего старшего, уже умершего брата, который звал его к себе. Маленькая девочка видела и слышала свою умершую тетю Луизу, много раз являвшуюся ей и звавшую ее в загробный мир. Есть много и других подобных сообщений. Дети часто видели, что их ждут родные и всегда только те, кто уже умер. В последние часы своей жизни они никогда не видели, чтобы их встречали еще живущие на земле родственники. Но они могли видеть "там" умерших, например во время автомобильной катастрофы, о смерти которых еще не знали. Кроме родных, они могут видеть других умерших детей, с которыми они играли, ангелов-хранителей, "помощников". Детям это помогает ознакомиться с местом, куда они идут. "Мама, все в порядке, папа ждет меня".

У тяжелобольных детей, в возрасте от двух до семи лет, бывают эпизоды выхода души из тела не только при умирании тела, а иногда и раньше, например в полузабытьи и во сне. В одном из медицинских журналов описан следующий случай. Девочка, после нескольких эпизодов выхода из тела, рассказывала, как хорошо было все то, что она видела. Ее маме это не нравилось, "потому что матери не любят, когда их детям другое место нравится больше, чем их дом". Наконец, девочка рассказала отцу, как она встретила брата и какой хорошей была их встреча. Кончив рассказ, она добавила: "Только ведь у меня никогда не было брата". Ее отец начал плакать и сказал ей, что у нее действительно был брат, но он умер за три месяца до ее рождения, и они никогда не говорили ей о нем.

Смерть молодого существа была бы не только несправедливой, но и бессмысленной, если бы он." была концом его существования. Но бессмыслицы в природе нет, а воля Бога нам часто неизвестна. Ребенок умирает, не успев нагрешить, и в загробном мире его душа должна быть счастлива. Люди простой естественной жизни чувствуют это. Неверующего интеллигента может удивить спокойное отношение крестьян к смерти ребенка. "Что же ты не плачешь? Не жаль ребенка?" "А о чем плакать? Он был чистый, ведь не успел нагрешить, а мы в нем имеем своего родного молитвенника". Эта беседа взята из книги А. Н. "Смерти нет" (изд-во "Христианская жизнь", 1975).

Автор описывает еще один случай. В 1919 году, во время гражданской войны, он встретился с вдовой, недавно потерявшей своего единственного 12-летнего сына. Его поразило спокойное отношение матери к ее потере, и она рассказала ему о том, как это произошло. Сын тяжело заболел, и был момент, когда мать поняла, что ребенок умирает. В отчаянии она вспомнила про великого старца иеромонаха В., жившего в монастыре, на краю города. Она нашла старца в церкви, бросилась к нему и стала умолять его спасти ее ребенка. Старец ответил: "Я могу его вымолить. Но возьмешь ли ты на себя все те грехи, которые совершит твой сын потом? А вдруг он станет разбойником или душегубцем?" Эти слова поразили ее и открыли ей то, о чем она раньше никогда не думала. Мать мальчика и старец несколько минут молча, как бы испытывая, смотрели друг на друга. Потом старец ушел в алтарь, а она вернулась домой, где застала мальчика уже мертвым. Женщина закончила свой рассказ словами: "Эта смерть дорогого для меня существа раскрыла для меня двери вечности. Вот почему я так спокойна. Я поняла милосердие Бога".

 

ДВА ПИСЬМА

Вместо заключения 

Письмо красноармейца 

Во время Великой Отечественной войны в бою был убит красноармеец Александр Зайцев. Его друг нашел в кармане гимнастерки убитого стихотворение, написанное накануне боя.

                        *** 

Послушай, Бог, еще ни разу в жизни
С Тобой не говорил я, но сегодня
Мне хочется приветствовать Тебя.
Ты знаешь, с детских лет всегда мне говорили,
Что нет Тебя, и я дурак поверил.

Твоих я никогда не созерцал творений.
И вот сегодня ночью я смотрел
На небо звездное, что было надо мной.
Я понял вдруг, любуясь их мерцаньем,
Каким жестоким может быть обман.

Не знаю, Боже, дашь ли Ты мне руку?
Но я Тебе скажу и Ты меня поймешь.
Не странно ль, что среди ужаснейшего ада
Мне вдруг открылся свет, и я узрел Тебя?
А кроме этого мне нечего сказать.

Еще хочу сказать, что, как Ты знаешь,
Битва будет злая;
Быть может, ночью же к Тебе я постучусь.
И вот, хоть до сих пор я не был Твоим другом,
 Позволишь ли Ты мне войти, когда приду? 

Но, кажется, я плачу. Боже мой,
Ты видишь, что со мной случилось,
Что нынче я прозрел?
Прощай, мой Бог! Иду я, вряд ли уж вернусь.
Как странно, что теперь я смерти не боюсь.

 

Письмо святителя Феофана Затворника к его умирающей сестре:

"Прощай, сестра! Господь да благословит исход твой и путь твой по твоем исходе. Ведь ты не умрешь. Тело умрет, а ты перейдешь в иной мир живая, себя помнящая и весь окружающий мир узнающая. Там встретят тебя батюшка и матушка, братья и сестры. Поклонись им, и наши им передай приветы и попроси попещись о нас. Тебя окружат твои дети со своими радостными приветами. Там лучше тебе будет, чем здесь. Так не ужасайся, видя приближающуюся смерть: она для тебя дверь в лучшую жизнь.

Ангел-хранитель твой примет душу твою и поведет ее путями, какими Бог повелит. Грехи будут приходить - кайся во всех и будь крепкой веры, что Господь и Спаситель все грехи кающихся грешников изглаждает. Изглаждены и твои, когда покаялась. Эту веру поживее восставь в себе и пребудь с нею неразлучно. Даруй же тебе, Господи, мирный исход! День-другой, и мы с тобою. Поэтому не тужи об остающихся. Прощай, Господь с тобой!"

Источники по теме:

1. Душа после смерти. Иеромонах Серафим (Роуз).

2. Мытарства: учение святых отцов и богослужебно-молитвенный опыт Церкви. 

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы