Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических

Новости

Удары любви

250834.b— Почему ты не женишься, дитя мое? — говорю я другому. — Тебе ведь уже 30.

— А зачем мне жениться, отче? Родители не показали ничего хорошего, ради чего и мне захотелось бы жениться. А чего они добились? Женились, вызвали в нас отторжение и разочарование, и мы не хотим жениться.

Наша цель — не сказать слова, а излучать нечто. Христос всего три года говорил, а Его немногие слова так трогают души людей. А мы говорим тысячи слов детям, но они у них в одно ухо влетают, а из другого вылетают. Потому что наши слова не исходят из души. Они проистекают не из нашей жизни, а из надо: «Я должен сказать это! Я должен исправить своего ребенка!»

Доверь свою жизнь Богу, помолись, выскажи Ему всё, а потом положись на Бога
В стрессе отец начинает давать сыну уроки спокойствия. Мать вся тоже в панике, обезумела от тревоги, и сама не верит в Бога. Потому что если бы она верила, то ночью спала бы, а не бегала, преследуя сына, где он и что делает. А что это? Это неверие. Доверь свою жизнь Богу, помолись, выскажи Ему всё, а потом положись на Бога, успокойся и скажи: «Бог, в Которого я верую, поможет моему ребенку».

Эта молитва, знаете, как войдет в ребенка? Она войдет, как ласка, и скажет ему: «Не ходи туда, не делай этого! О тебе кто-то молится, тебя кто-то любит». В то время как мы что передаем своему ребенку? Смятение. Тревожные мысли, панические мысли, нездоровый климат дома, волнение и напряжение, крики, ругань, непонимание, супруги, не могущие коммуницировать между собой, — а ребенок чувствует это, и душа его не находит покоя и противится.

Только любовью ты изменишь своего ближнего, который противится тебе
Наша задача — как победить зло в мире одним только добром. Только любовью ты изменишь своего ближнего, который противится тебе. Только любовью. Нервами ты на один день добьешься своего от ребенка (мужа). Ну что, взяла верх? Молодец! А как будет в долгосрочной перспективе? Там ничего. Через пять дней ты снова остаешься ни с чем.

Бог сказал нам, что Он отмщает (см. Рим. 12, 19), но по сути дела Он не отмщает, а воздает Своим врагам только любовью. Святой апостол Павел противился и слышать не хотел о Церкви, Христе, о Боге, но Бог победил этого противящегося человека ударом Своего света и любви. Когда тот шел гнать христиан, Бог внезапно открыл в его сердце свет и любовь, и он растаял. Христос казал ему:

— Почему ты гонишь Меня? Почему ты воюешь со Мной? Я ведь люблю тебя!

И любовь Христа смягчила душу апостола. Христос пришел не с властью, карой, отмщением, а с любовью.

250835.b
Старец Паисий вышел из Святой Горы Афон знаете когда? Когда показывали фильм Скорсезе. Ему сказали, что вышел фильм о Христе, не основанный на Евангелии. И он что сказал?

— Выйду из Святой Горы, ибо то, что делают люди, не на пользу их душам.

И пошел на протестный митинг, где были также люди, кричавшие что-то против Церкви. И что же он сделал? Он схватил за руку кого-то из протестовавших на другой стороне, вцепился в нее, и тот сказал: «Да этот поп сейчас ударит меня!» — и поднял руку, чтобы защититься.

Старец Паисий, однако, поймал его руку и вместо того, чтобы ударить, поцеловал ее, и протестующий так и застыл на месте. Старец сказал ему:

— Дитя мое, да ты знаешь, с Кем ты воюешь? Христос — это любовь. Тем, что ты делаешь сейчас, ты унижаешь Христа, Который тебя так любит.

Парень так и остался стоять с поднятой рукой. Вместо того, чтобы ударить его рукой, старец ударил его бичом своей любви. И тот сдался. Вот что значит любовь, вот что значит, что я приобретаю душу мятежного человека.

Для меня самым большим наслаждением за 20 лет работы в школе были эти дети-бунтари — самые хорошие дети. Очень хорошие дети. Они были хорошими, я ставил им пятерки, всем ставил пятерки, чтобы у меня на душе был покой. Потому что, если поставишь четыре, то начинаются споры и прочее. Это сказал мне один учитель: «Еще не раскаялся никто, ставя пятерку». Это мы говорим о предмете «вероучение».

Однако это было уже в последние годы, когда я прозрел. А сначала всё взвешивал до капельки, устанавливал справедливость, говорил на контрольной:

— Очень плохо, двойка!

И кто-то сказал мне:

— А ты хорошо подумал? А что о тебе будут вспоминать дети? Что они получили двойку?

Разве Бог справедлив? Когда Он первым ввел разбойника в рай, Он был справедлив?
А я всё говорил себе: «Да, но справедливо будет...» Но что значит справедливость? Разве Бог справедлив? Когда Он первым ввел разбойника в рай, Он был справедлив? Он несправедлив, а Его справедливость — это Его любовь. Любовь не так смотрит на всё, она смотрит другим оком и другим сердцем.

Справедливость — это когда у нас шесть апельсинов, и ты съедаешь три, и я три. А для Бога справедливость — это чтобы я сказал тебе:

— А сколько ты хочешь? Хочешь пять, чтобы сделать себе сок? Возьми пять, а я возьму один.

Вот это справедливость для Бога. Это любовь.

Дети в школе этому меня научили. Дети-бунтари были там самыми хорошими.

Как-то один мальчишка вошел в класс, когда урок уже шел, а я был тогда нервным, и когда начинается урок, хотел, чтобы все уже были в классе. Чтобы мою персону не умаляли, надо было, чтобы все уже были на месте. Однако бедный ребенок опоздал, потому что играл в баскетбол, и вошел с семиминутным опозданием. И мало того: он прошел по классу, чеканя мяч! Я говорил о Святом Духе, а он мячом: бух-бух-бух. Я сказал ему:

— А ну-ка быстро вон!

В этот момент я злился совершенно эгоистично. Выгнал его. А он повернулся и сказал мне (ах, что же он мне сказал!):

— Сказать тебе что-то? Я только твою рясу уважаю!

Ой... Я тут же опомнился и сказал ему:

— Хорошо, это твое право, уважай только мою рясу. Но сейчас выйди вон!

Он вышел. Потом я думал об этом случае и говорил себе: ты посмотри, бедный ребенок сделал различие между мной и рясой и хорошо сказал: «Поп есть поп, но как человек он отвратительно поступил со мной, выгнал меня».

Этот ребенок стал для меня воплощением непрестающего вызова. Словно Бог говорил мне: «Отче Мой, Я хочу, чтобы ты оставался здесь».

Хорошие дети и есть хорошие, им скажешь: «Встань», — они встают, «Сядь», — садятся, всё что хочешь. А вопрос заключается в том, можешь ли ты помочь этому трудному ребенку, чтобы душа его усладилась? Можешь ли ты стать другом этому ребенку, чтобы он смотрел тебе в глаза на перемене, а не сворачивал за угол, чтобы увильнуть от тебя?

Сегодня этот ребенок монах и носит рясу: уважал мою рясу, а сейчас уважает свою. Увидел он меня как-то, спустя годы, вспомнил тот случай и сказал:

— Извини, что я тебе тогда так говорил.

А я ему сказал:

— Нет, ты был прав: я причинил тебе боль и разочаровал.

Эти дети-бунтари провоцируют нас на то, чтобы мы показали качество своей души: насколько по-настоящему любим, каким терпением обладаем, насколько Бог живет в нашем сердце. С любовью, однако.

Конечно, когда у тебя всё хорошо, это прекрасно. И вы тут сейчас такие хорошие. Но вопрос в том, что будет, если я приду к вам, если мы пробудем вместе несколько дней или пройдет известное время, и ты меня узнаешь, и чтобы я сказал тебе: «Я не хочу этого есть!» — а ты начнешь нервничать, и я тоже начну нервничать, — вот там как мы с тобой поладим, чтобы и туда пришел Христос?

Христос приходит во все «тёрки» жизни, в события, проблемы, и тогда наша жизнь улаживается. Строптивые люди рядом с вами — это предупреждение вам от Бога, что надо больше углубиться в свое сердце, посмотреть, что происходит в вашем душевном мире.

Чего ты добилась с этим своим мужем, как его покорила? А ты со своей женой, как ты ее покорил? Сколько лет вы живете — 15–20–40? И чего достигли, узнали друг друга, полюбила ли ты его? Поняла ли его, или по-прежнему всё нервничаешь из-за чего-то? Провоцируешь ли его на то, чтобы он ворчал, или сама ворчишь и этим провоцируешь его на что-то? Вот в чем вопрос.

Вы христиане? Тогда докажите это радостью в своем доме
Ворчание христиан, жалобы христиан, ропот христиан — это плохое дело. Вы христиане? Тогда докажите это радостью в своем доме. Чтобы дети говорили: «У нас счастливые, радостные родители».

Сейчас меня подвозил один человек, а на дороге была пробка, и перед нами кто-то очень странно ездил. Наш водитель смеялся, в то время как я стал бы нервничать и колотить по рулю, а он смеялся. И его внук, тоже ехавший с нами, получил послание: «Мой дед — спокойный человек. В час пик он смеется». А кто из нас смеется в такой час пик? Все мы ищем, во что бы стукнуть, ударить рукой и высказать пару слов. А он смеялся.

Этому человеку не надо читать длинных проповедей своему внучку о мире и спокойствии, потому что он ему это показывает. И этот ребенок растет в обстановке душевного спокойствия, сердечного мира и прекрасно ощущает Бога в себе. Вы понимаете это?

Вот едет семья с детьми в Эгину помолиться святому Нектарию, а дети говорят:

— Мы не хотим ехать!

Но отец говорит:

— Мы поедем, и вы споете песенку.

— Но мы не хотим уезжать в Эгину из Афин, здесь тоже есть церкви.

— Нет, мы поедем в Эгину! — насильно: — И вы будете исповедоваться!

Заходят дети в машину, и они едут в Пирею, чтобы сесть там на лодку. На трассе попадают в пробку, отец поглядывает на часы — они пропустят корабль! Он колотит по рулю, гудит в клаксон и оглядывается назад. Жена рядом с ним говорит:

— Прошу тебя, я же тебе говорила, чтобы ты не...

— Перестань, а то сама получишь пару затрещин!

А дети сзади шепчутся:

— И это они нас везут к святому Нектарию в Эгину на молитву!

А теперь нормально ли, чтобы эти дети когда-нибудь сказали:

— Да что я видел в этом доме, чтобы не воспротивиться им, что я видел?

Как же ты в итоге покоряешь человека? Ведь многие противятся нам потому, что видели плохое, разочаровались, были возмущены чем-то.

Я читал о человеке, который во время оккупации утратил веру и бросил Церковь. Однажды во время раздачи еды он тоже пошел за ней. Там было много людей, и все они толкались, чтобы получить свою тарелку еды. Он стоял в очереди и ждал, как вдруг кто-то так ударил его кулаком в лицо, что у него даже желудок заболел. Он посмотрел, кто же его ударил. И им случайно оказался его учитель по воскресной школе, в толпе его не заметивший. И он сказал себе тогда: «Нет, ты не можешь, друг мой, в воскресенье говорить мне, что Бог есть любовь, а в понедельник бить меня, чтобы вылезти первым в очереди».

Людям хочется вдохновения, людям хочется примеров, чтобы увидеть, что ты и сам живешь тем, чему учишь. В школе ни один ребенок ни разу не заметил мне, что я грешен. Но мне всегда говорили:

— Я не люблю лицемерия, отче.

Грех — это человеческое, мы все совершаем ошибки. Но никто не скажет тебе: «А почему ты сделал такую-то ошибку?» Однако когда ты притворяешься, будто ты самый хороший на свете, прикидываешься, будто ты лучше всех, а их унижаешь и обижаешь, они поневоле начинают смотреть на тебя со всей строгостью. И если не находят таким, каким ты себя преподносишь, то разочаровываются, возмущаются и говорят:

— Да видали мы этих попов! Видали мы этого батюшку! Видали этого учителя! Говорит одно, а другое делает.

Это вызывает разочарование у людей. Поэтому всё, что мы сегодня говорим, должно вести нас к самопознанию. Пусть каждый исследует себя, чтобы посмотреть, насколько он любит Бога, посмотреть, насколько смягчилась его душа, пусть он вечером подумает, перед тем как лечь спать: «В этом доме я кто? Когда дети думают обо мне, они что чувствуют? Злятся? Сейчас, когда мой сын женится и пойдет своим путем по жизни, он будет радоваться, что ушел из дома, и говорить: "Ну слава Богу, наконец-то отдохну от этого гнета", или скажет: "Как хорошо было дома! У нас был такой хороший дом: любовь, уважение, свобода, благородство"?» Вот в чем вопрос. Что ты излучаешь вокруг себя?

Вопрос в том, какого Христа мы излучаем, и я и ты, перед своими ближними? В какого Бога я поверил, какого Бога полюбил? Бога, Который извергает с небес молнии, или распятого, пострадавшего, смиренного Бога, Который уважает других?

Как хорошо говорит Христос Своим ученикам:

— Может, вы тоже хотите уйти? Конечно, Я ведь оказываю на вас давление, конечно, вы ведь рядом со Мной чувствуете себя плохо?

И апостолы сказали:

— Господи, куда нам идти? Ты самый лучший! У Тебя есть слова жизни вечной (см. Ин. 6, 67–68.). То, что Ты говоришь, замечательно. Мы любим Тебя, тянемся к Тебе.

xkIzLGqlTr4

У меня вызывает недоумение то, что Христос был свят, а грешные женщины так и шли к Нему. Ну не стыдно ли было им, как они не подумали: «Ой, да Он же святой, а мы так далеки от этого, мы ведь недостойны»? Или Его ученики, они говорили такие странные вещи:

— Дай нам, прошу Тебя, власть первыми стать рядом с Тобой, чтобы я сел вот тут, а он там, и чтобы мы обладали властью (см. Мк. 10, 37).

И я спрашиваю себя: да заставлял ли их Христос испытывать страх перед Ним? Нет, Он их любил. Противники падали пред Ним. И говорили:

— Мы хотим коснуться Тебя, хотим быть с Тобой.

Это прекрасно. Будем же смиренны, поскольку не знаем о Боге всего. Когда тебя спрашивают о чем-нибудь непонятном, то не отвечай, если не знаешь. Спрашивающему это понравится больше, и он не будет настраиваться против тебя. А если ты сделаешь вид, будто знаешь всё, он отреагирует на это и воспротивится.

Что покоряет людей — это когда мы как можно дальше убираем эгоизм из своего нрава, поведения, ума и идей.

У вас очень хорошие дома, очень хорошие семьи, надо только кое-что изменить, и если вы это измените, то всё будет идти прекрасно. Сделайте что-нибудь, чтобы климат в вашем доме стал добрее, приятней, благородней. Не говорите так резко с людьми вокруг себя и не обижайте их. Ведь ваш грубый муж на самом деле агнец.

Одна женщина говорила мне:

— Мой муж, если его узнаешь поближе, — тиран! Эгоист!

Она постоянно говорила такие вещи, а между тем была церковным человеком и приходила исповедоваться. И я сказал ей:

— А можно мне увидеть его когда-нибудь?

— Ты увидишь его!

И вот несчастный пришел. Маленький человечек. Спокойный, тихий. Пришел, поговорил со мной спокойно, сказал:

— Да что тебе сказать, господин отче! — Он не знал, как меня назвать. — Господин отче, что тебе сказать? Прихожу домой, а она кричит и кричит на меня. Я, конечно, не ангел, но и она вся на нервах, кричит на меня, и я потом отвечаю. Она же не оставляет меня в покое. На днях вот ел, а она кричала рядом, прожужжала мне все уши и всё ругалась.

И я сказал женщине:

— Да ладно, это ты его называешь тираном? Да нажми на пару нужных копок, и будешь царицей рядом с ним.

Она, однако, продолжала стоять на своем. Ну хорошо, ты права. Но только после этого устоит ли твой брак? Вопрос в том, чтобы устоял твой брак, а не в том, чтобы тебе сказали, что ты права: «Я права, батюшка сказал мне это!..»

Если вы будете полагаться на свое право и эгоизм и станете говорить: «Ну да, чтобы я унизилась?!» Да, унизься! Христос сошел в гроб ради тебя, а сейчас и ты немножко унизишься. Ничего страшного.

И я сказал одной женщине:

— Да разве вы для того женились, чтобы посмотреть, кто победит, кто возьмет верх?

Это говорит о том, что все мы глубоко в душе ищем оправдания, чтобы кто-нибудь взял и сказал нам: «Ты прав, дитя мое». Такое оправдание, тем не менее, существует, и его дает нам Христос. Когда Он говорит: «Дитя Мое, Я люблю тебя и таким, какой ты есть, даже с твоими ошибками», — то отсюда мы получаем оправдание.

Мы друг перед другом согрешаем, так давайте признавать свои ошибки. Не бойся сказать своему мужу: «У меня тоже есть недостатки, я иногда увлекаюсь!» Так он (и, соответственно, жена) снова полюбит тебя. Надо только говорить это чаще, а не один раз...

Архимандрит Андрей (Конанос)
Перевела с болгарского Станка Косова
Богословский факультет Великотырновского университета

По материалам сайта Православие.ру

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы