Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Публикации Личный опыт Остановка пятая. Школа благодарности.

Остановка пятая. Школа благодарности.

До определённого момента своей жизни не осознавал, каким громадным смыслом наполнены эти слова — Слава Богу! Раньше произносил их потому, что «так надо». Для меня это был заученный, можно сказать «заламинированный» оборот речи, вроде «разрешите войти, товарищ полковник» в армии или «уважаемый Иван Иванович» в официозной поздравительной открытке. И только побывав в страшной ситуации, получил возможность почувствовать, какова сила и великая польза этих слов.

 

Всё началось с того, на чём закончил на прошлой остановке — с больницы, куда попал с воспалением аппендикса. Сначала меня хотели оперировать безотлагательно, но потом врачи медленно спустили свой хирургический пыл на тормоза. Клиника оказалась сверхсовременной, оснащённой таким набором дорогостоящей медицинской техники, о которой «рядовые» больницы могли только мечтать. Это сыграло с « моими» врачами не добрую шутку. Они, буквально развернув на полпути каталку, которая уже увозила меня на операцию, прогнали меня через весь лабиринт диагностики - УЗИ, томография и т. д. и т. п. В итоге эскулапы решили не связываться за моим разхулиганившимся отростком, а снять его воспаление лекарствами и спустя месяц вырезать без лишней головной боли.

 

После трёх дней стационара мой неугомонный аппендикс всерьёз вознамерился прорваться. И ему почти это удалось, дежурный врач сумел его поймать на скальпель в последний момент. Однако какое-то количество гноя всё же попало в полость, и встал вопрос о повторной, уже полостной операции. Невозможно представить каких трудов стоило моему Ангелу-хранителю отвести угрозу: после двух суток в реанимации меня перевели в палату. И здесь случилось то, что запомнится мне на всю жизнь.

Ночью у меня начались резкие боли, которые обезболивающие уколы не унимали (после мне доктора сказали, что этот тип боли вполне сопоставимы с тем, что испытывает женщина во время родовых схваток и непосредственно родов). Врачи были заняты на сложной операции, а дежурившие практиканты не могли понять, что же со мной делать. В тот момент ясно ощутил — надеяться придётся только на внутренние силы. А значит — на Бога. Но те немногие молитвы, которые я сумел заучить за всю свою безбожную жизнь, наталкивались на жестокое препятствие — гневные пронзительные речи, которые заполняли меня, как помои мусорный бак. Обличал врачей в разгильдяйстве и не профессионализме, родных, что не уследили, соседей по палате, что им лучше, чем мне - в общем, клеймил всех, кто приходил на ум, и за всё.

Посреди всей этой мутной мглы (по-другому и назвать-то трудно) осуждения светлыми точками вспыхивали мысли: «А может ты обязан пройти через это? Может так надо? Может ты достоин такой участи?». Моментально возмущение нарастало с новой силой: «Я, конечно, грешен, но точно недостоин такого сурового наказания!». Но даже ярость, с которой это суждение вклинивалось в ум, не могла забить странного чувства — когда первые спасительные (это я уже после понял) вопросы появились в голове, становилось легче терпеть боль.

Потому, не переставая ругаться про себя, я подспудно ждал, когда вспыхнет в сознании очередной подобный вопрос. И вот тут явилось главное. В голове «пропечаталось» ясно и чётко: «Поблагодари Бога за то, что с тобой происходит». Это был не вопрос, не приказ, не просьба – очень твёрдый призыв, который, вопреки привычной мне логике, возник из ниоткуда. И он точно был не «моим» — помойка из обличений, установившаяся у меня в мозгу, произвести его не могла. Надо сказать, что к тому моменту я основательно устал от потока ругательств, которые мне впихивались в мозг под видом таблетки от страданий. Стало видно, как на ладони — осуждение лишь увеличивает невыносимость боли. Потому даже на фоне агрессивного возбуждения и немощи во мне сформировалось-таки прагматичное решение – надо поблагодарить Его, хотя бы потому, что этого я ещё никогда не делал. Помню, как немного кольнула меня тогда обескураживающая лёгкость, с которой согласился с последним суждением – благодарить-то я благодарил и до этого (молитвы читал), но формально, без сердца, без смысла. Оказывается, нужно было попасть в экстремальную ситуацию, чтобы понять и принять факт своей постоянной, а точнее беспробудной неблагодарности Спасителю.

Было совершенно непонятным, откуда во мне взялись, наполнили всё внутри, а потом с радостью вырвались наружу слова: «Слава Богу за всё!». Это точно было не в моих правилах и не в правилах того круга людей. в котором я вертелся – благодарить за то, что мне плохо. Удивительным образом боль, которая не отпускала, вдруг отступила – не надолго, совсем на чуть-чуть, но и этого мизерного кусочка обезболивания хватило, чтобы запомнить его на всю жизнь. Меня поразило, как мощной вспышкой: обращение к Богу является фундаментом, на котором строится и развивается вся наша телесная жизнь, что связь между духом и телом, оказывается, реальная и самая что ни на есть прямая! Потом долго и недоверчиво мучился вопросом – возможно, что такой вывод был просто экзальтированным плодом воспалённого болью воображения? Но всякий раз то чувство, которое на миг охватило меня в ночной больничной палате, ясно возвращалось и не оставляло сомнений – воспалённое воображение здесь не при чём.

Конечно, боль не утихла насовсем, но всякий раз когда она начинала буйствовать с особой силой я отметал гневливо-обидчивый настрой, забывал. что «все кругом виноваты», а сколько мог повторял: «Слава Богу за всё!». Приступы, между тем, продолжали мучать до утра, пока не пришёл заведующим отделением. Мне наконец-то сделали нужную процедуру, которая ещё прошлым вечером могла бы меня избавить от ночного страдания. Одна из соседок по палате подошла к врачу и участливо сообщила: «Ему-то совсем худо ночью было!». «С чего это вы решили?», - воспитательным тоном спросил доктор. «Он Бога благодарил».

Этот незатейливый ответ, согрел и буквально оживил меня, похожего в тот момент на тень отца Гамлета. Стало так просто и понятно, почему ночью врачи находились не в отделении, а были на операции, почему молодые дежурные растерялись, почему медсестра не сообразила спросить у моего «лечащего» заранее, что со мной может случится и что нужно сделать. Потому, что мне было дана возможность пройти сквозь кошмар, и получить бесценные подтверждения великой нужды человека в Боге и в умении благодарить Его.

Получил и ещё один важный урок – сотрудничать с обличениями, осуждениями и иже с ними не просто противно, но и крайне вредно для здоровья. Но подробнее об этом – уже на следующей остановке.

Спаси Господи!

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы