Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
О храме Жизнь прихода Дорога в Луганск

Дорога в Луганск

b6b2c7a9e6898cc18ec482d462e21ce7Отец Игорь благословил продолжать доставку гуманитарной помощи в Луганск. Пожертвования можно оставлять в библиотеке или переводить средства на карту VISA 4216 0100 23147836 или по телефону +7 (903)1898063 р. Б. Евдокии (Виктории Фоминой) с пометкой пожертвования для Луганска.

Войной чуть повеяло из придорожной вареничной в Воронежской области. Название поселка не помню, но пюре подавали хорошее и минтай - огромным куском за 60 рублей, туалет на улице, а раковина в зале. Над раковиной вместо обычных санитарных рекомендаций приклеена надпись: «Бараку Обаме, всем его родственникам, друзьям, а также всем его сторонникам ВХОД В ВАРЕНИЧНУЮ ЗАПРЕЩЕН,» - подкрепленная подписью и печатью владельца. Без лозунгов, дрязг, политических дебатов, просто и понятно: моя вареничная, мой дом, мое право – пускаю кого хочу. Сначала показалось – курьез (а то Обаме больше поесть негде), а потом стало задорно и радостно за наших – молодцы! Но страха еще не было.

 

 

У разбитых витрин торгового центра Луганска, у покореженных мостовых, покосившихся автобусных остановок и танка, одетого в гирлянды цветов, обнимались влюбленные, а родители прогуливали детей в колясках… В 92-ом году танки шли нас возле костела в Риге, в 93-ем возле Киноцентра в Москве я с пакетом памперсов (чуть не первых памперсов в стране!) оказалась одна перед шеренгой омоновцев в латах, вооруженных дубинками, в 2011 - негр с автоматом вылетел наперерез нашей машине, охраняя Герасимову пустынь с огромной статуей льва и иконой блаженного старца, в 2013 - вооруженные арабы обыскивали наш «Фиат» на въезде в Вифлеем, а в 2014 - на границе с Палестиной нам автоматом словно указкой обозначали направление к дому мытаря Закхея. Сколько можно бояться?

Священники возвращались с крестного хода в честь Луганской Божией матери в огромный собор «Умиление». Магазины открылись. Теперь можно, говорят, даже чай купить в магазине, только дорого очень. Водопровод тоже начал работать по несколько часов в день, не везде правда – некоторые до сих пор воду баклашками из речки носят. Каштаны цветут на улицах, даже автобусы ездят до комендантского часа. У расцвеченного танка на выезде из города люди встречаются, чтобы вместе ехать на работу в Донецк, каждый раз пересекая границу с Россией, где попутно можно купить хлеб или лекарства.

Страх войны накатил так внезапно, что я выронила ковшик с водой, которую Анна Николаевна дала мне помыть голову, а сама принесла шампунь. Точнее две бутылочки одной косметической серии с шампунем и с ополаскивателем, в каждой из которых тягучее перламутровое содержимое едва прикрывало дно. «Возьмите, пожалуйста, шампунь и кондиционер тоже. Обязательно. ЕЩЕ ДОВОЕННЫЕ!» …И тогда, представив как эта женщина, аккуратно выдавливая по капельке в неделю из одной бутылки и из другой, растягивает их мирное благополучие на долгие годы и моет голову, наливая в ковшик из баклашки, я разом представила все, что мне здесь рассказывали о войне.

Расстрелянную очередь за водой и кролика, убитого осколком посреди огорода. Взорванные собачьи будки; женщину на перекрестке, которой снарядом оторвало ноги; ее соседей, остановивших бронетранспортер, чтобы везти пострадавшую в больницу (ведь телефон не работал). Так она и умерла от потери крови – поздно привезли. Детей, которые кидаются в ноги приезжим за банку тушенки. Разбитые снарядами окна часовни блаженного старца Филиппа.

На таможне Луганской Народной Республики у выезда из Донецка попросили бумагу от храма, оказывается нужна была не только справка, что мы гуманитарную помощь везем, но и подтверждение священника местной церкви: мы, мол, знаем, что гуманитарная помощь к нам едет, готовы принять ее и раздать прихожанам. «А это еще зачем?» - «Что Вы, не понимаете что ли? – таможенник минуту сомневался дура я или прикидываюсь, потом объяснил, - Тут иногда привозят гуманитарную помощь, а она оказывается на базаре. Вот и нужна справка, что священник местный отвечает за то, что продукты дойдут до прихожан. Впрочем, это на будущее, и помощи у Вас немного. Вы поезжайте.»

Помощи у нас была почти полная легковая машина самых простых продуктов, купленных на пожертвования по совету отца Геннадия, бывшего Луганского священника, а ныне московского беженца. Мука, крупы, подсолнечное масло, макароны, сахар, чай, кофе, тушенка, рыбные консервы самые дешевые, сгущенное молоко. К списку добавила на собственный вкус нескольких пакетов конфет, вспомнила тяжелые колосья и подумала: «Зачем им мука? Украина – житница России, ладно у них промышленность стоит, но поля кругом с такими наливными колосьями, подобных которым в Ярославской области даже не видела никогда». «А Вы видели, чтобы хоть одно поле было распахано?» - спросила меня женщина, которая на таможне попросилась в нашу машину. «Почему же не распахали?» - «Да там везде перетяжки. Связки мин, на которых столько людей и скота уже подорвалось, что больше не пашет никто – люди боятся.» «А кто оставлял перетяжки: ополчение или украинские войска?» - «Да те и другие.» - «А разминировать?» - «На это деньги нужны. Украинские власти сказали прямым текстом, дождутся когда мы отсюда сбежим или здесь помрем и сотрут Краснодон с Луганском с лица земли. А куда нам уезжать, если здесь наши дома? Меня в Москву звали, я купила билет, а мама накануне шейку бедра сломала – пришлось остаться. Работаю в Донецке, оттуда еду привожу маме необходимое. А как другие живут – не знаю.» – «А гуманитарная помощь?» - «Однажды ей дали пол стакана сахара, пачку чая и сгущенку. Это за все время… Вот тебе и вся помощь. Оставили нас здесь: хочешь уезжай, куда глаза глядят, хочешь здесь помирай. Мой сын с внучкой уезжали и вернулись, многие возвращаются – это же наш родной город».

Ее мама не получает пенсию, потому что как и многие здесь не признала себя гражданкой «американской» Украины. В недавно построенный обновленческий храм преподобного Сергия Радонежского (отче Сергий, прости, ради Бога!) никто ходить не стал, его даже пришлось закрыть. Так и стоит огромный златоглавый храм пустым, с заколоченными дверями. Зато в православные храмы сейчас почти все люди ходят. Во время бомбежек собирались в домах по несколько семей и молились вместе – так священники благословляли.

А на крестный ход в день святителя Пантелеймона в прошлом году вышло множество людей, некоторые даже с детьми. И бои в этот день прекратились. Потом, правда, снова начались. Сестры монастыря Святой страстотерпицы Великой Княжны Ольги, расположенного на территории онкологической больницы, ухаживают за больными в хосписе. В женском монастыре Рождества Пресвятой Богородицы в Красном Деркуле настоятель архимандрит Павел благословил провести референдум. Сейчас монастырь находится в оцеплении, однако худо-бедно с питанием проблема решена и понемногу закупают уголь на зиму (деньги нашего прихода вместе с запиской им переданы через священника храма «Умиление»). Говорят, почивший старец Филипп оказывал чудесную помощь многим людям и возможно будет причислен к лику святых.

«Раньше люди у нас не все знали «Отче наш» и «Богородица дева, радуйся», только «Господи помилуй», а сейчас знают наизусть и «Верую!», и «Живый в помощи…» Я как в храм иду все время зову с собой кого-нибудь из соседей и соглашаются, потом сами ходить начинают. И Господь не оставляет: вот колбасу вчера друзья привезли… », - Анна Николаевна достает стограммовый кусочек колбасы, режет нам бутерброды и уговаривает есть. А наша попутчица смотрит на нее и говорит: «Давайте я Вам из Донецка лекарства привезу. А там, где моя мама живет птица есть, я яичек принесу Вам.» - нас она проводила с крупами и консервами к сестрам Ольгинского монастыря. Не оскудела рука дающей. По случаю у меня нашелся шампунь (купила накануне, думала, в речке помою, но испугавшись перетяжек с минами, решила повременить) - «Ради Бога, Анна Николаевна, светлый Вы человек, мойте голову на здоровье».

«СпасиБо. Главное, что Вы приехали. Главное, что не совсем забыли нас люди, помнят, что мы еще живы. А мы не сдадимся никакому Обаме, будем держаться изо всех сил с Божией помощью». И милостью Божией луганцев не забывают. Ученики Московской Свято-Петровской все время передают подарки луганским ученикам, бывшие луганские жители своим родственникам продукты возят, соседи друг о друге заботятся, множество людей машинами привозит помощь незнакомым и полузнакомым людям. И эта лепта – самое малое чем мы можем поддержать их.

Говорят, десять праведников могут отмолить страну. Кто знает, может пока стоит розовый сад Анны Николаевны, пока наша попутчица возит лекарства соседям, пока утешают боль матушки Ольгинского монастыря и молятся сестры Красного Деркула никто не покусится ни на вареничную, ни на наш дом.

 

Отец Игорь благословил продолжать доставку гуманитарной помощи в Луганск. Пожертвования можно оставлять в библиотеке или переводить средства на карту VISA 4216 0100 23147836 или по телефону +7 (903)1898063 р. Б. Евдокии (Виктории Фоминой) с пометкой пожертвования для Луганска.

 

Война на Донбассе принесла его жителям боль, страдания, болезни и нужду. Мне, как священнику, который до недавнего времени служил в Луганской епархии, очень знакомы возникающие там проблемы, так как практически каждый день я общаюсь с жителями Луганска. У людей существует нужда во всем, это и лекарства, и продукты питания, и предметы первой необходимости. Особенно страдают дети, многодетные семьи, старики и инвалиды. В более сложной обстановке оказались люди находящиеся в зоне активных боевых действий. Так в очень сложной ситуации находятся насельники женского монастыря в селе Красный Деркул, Станично-Луганского района, Луганской области. Территориально монастырь расположен в 70 км. от Луганска. Поселок находится под контролем добровольческих батальонов украинской армии. Все транспортные коммуникации блокированы, доставка продуктов питания и предметов первой необходимости туда весьма затруднены. Настоятель храма женского монастыря архимандрит Павел озабочен тем, каким образом отапливать храм и монастырские постройки. Поддержание жизнедеятельности монастыря соответственно требует финансовой поддержки.

Слава Богу, что прихожане храма Девяти Мучеников Кизических отозвались на эту беду и нашли возможность организовать в Москве сбор помощи жителям Луганска и женскому монастырю в селе Красный Деркул. Они привезли машину продуктов и раздали их адресно нуждающимся людям. Многодетные семьи, старики и инвалиды, которым доставили благотворительную помощь, очень благодарны всем тем кто принял участие в сбору средств. Также особую благодарность выражает и архимандрит Павел, которому были переданы денежные средства для приобретения угля для отопления монастыря в красном Деркуле.

Протоиерей Геннадий Еременко.

 

Обстановка в Луганске мирная. Но страшная дороговизна ударила по многим. Особенно плохо с лекарствами. К сожалению, наш храм почти не получал гуманитарки. Всё что получала епархия уходит в крупные храмы, а про нас всё забывают. Конечно, помощь нужна и отдельным прихожанам и некоторым священникам, которые тоже оказались в тяжёлом финансовом положении ( речь, конечно, не обо мне).

Протоиерей Алексей Слюсаренко

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы