Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Девятинский клуб Паломнические поездки Пешее паломничество к преподобному Сергию Радонежскому

Пешее паломничество к преподобному Сергию Радонежскому

«Осенняя пора, очей очарованье…,» - писал классик. Каждый раз, вспоминая эти строки, мне кажется, что он писал про осень не в наших широтах, где она приходит неожиданно и со всей тягостной серостью наваливается на пропитанных летним солнышком людей, неуспевающим перестроиться вовремя и подпадающих во власть «сплина» от неожиданности.

Вот и Девятинский клуб совместно с семейными клубами трезвости стали невольными заложниками этой осенней хандры. Почему я так говорю? Да потому что в паломничество к преподобному Сергию пешком из Хотьково в Троице-Сергиеву лавру, которое состоялось, как говорят «при любой погоде», решилось пойти всего четырнадцать человек, многих напугала грязь и промозглость, царившая несколько дней накануне.

Всю неделю шел мелкий, но сильный осенний дождь, и небо висело низко-низко над головами прохожих. Эта, казалось бы, безнадежность не вдохновляла никого, однако, нашлись смельчаки, не испугавшиеся природных катаклизмов, прибывшие серым субботним утром на станцию Хотьково.

Для тех, кто как я был в этом месте впервые, приятным сюрпризом было то, что паломничество к преподобному Сергию мы начинали от его родителей. В Хотьковом Покровском женском монастыре, где был назначен общий сбор, почивают мощи святых родителей преподобного Кирилла и Марии Радонежских. Поклонившись им, пропев тропарь святителю Николаю и святому Сергию, мы двинулись в путь.

Серый день предвещал полную метеорологическую неопределенность, так что Саша Шанин, увидев кусочек голубого неба, просил его запомнить, потому что, казалось, что больше голубого неба нам уже в этот день не увидеть. Однако, пройдя пару километров, начав читать акафист Божьей матери в честь ее иконы «Неупиваемая чаша», который читался небольшими частями на остановках, мы стали замечать, что кусочек неба, запримеченный Сашей, не только путешествует с нами, но и становится больше.

До привала мы шли в основном через населенные пункты и через поле, так что в какой-то момент стало очевидно, что кусочек голубого неба, промелькнувший вначале, был предвестником хорошей погоды. Так, когда мы добрались до трапезного привала, солнце вовсю сияло, и некоторые путешественники даже из зимних пуховиков на время переоблачились в футболки.

Кстати, трапеза достойна отдельного внимания. Никто из путешественников не сговаривался о том, что брать с собой в дорогу, да и не знали мы до последнего момента, кто окажется в числе наших спутников. Но, что удивительно, как только бревнышки превратились в стол, покрытый скатертью, любезно заготовленной Ириной, как на нем появились всевозможные яства: и гречка с рыбой, и рис с курицей и овощами, и хлеб, и яйца, и сыр и много разного вкусного чая (особенно с айвой…). Так что на удивление все наелись до сыта горячей и вкусной домашней еды.

Но ни привал, ни солнышко, ни сытная трапеза не сбили нас с цели путешествия. Хотя после обеда и стало труднее. Во-первых, потому что какое-то время пришлось идти через лес, так как привычная дорога была залита водой. Приходилось в прямом смысле продираться сквозь ветки деревьев, которые так и норовили стегнуть по лицу или ткнуть в глаз. Во-вторых, когда мы вышли из леса, то обнаружили, что от солнечного неба не осталось и следа, а перед нами предстало поле с нависавшим над ним серыми тучами, из которых не преминул полить дождь. Как раз в это время мы дружно пели «Верую…», поэтому подобная превратность погоды не сломила наших паломников, которые повытаскивали зонты и плащи и, ничтоже сумняшеся, продолжили свой путь.

Любопытно рассказать эпизод, случившийся, когда мы вошли из леса в семхоз. Навстречу нам по другой стороне автомобильной улицы шли две женщины преклонных лет, которые увидев группу из дюжины людей с рюкзаками, бдительно поинтересовались, откуда мы.

- Из Москвы, - бодро рапортовали наши.

- А вы не заблудились? Там, - женщина рукой указала в сторону, из которой мы пришли, - у нас вообще-то лес.

- Да мы знаем. Мы как раз оттуда, идем в Лавру пешком.

В Семхозе оказался храм преподобного Сергия Радонежского, где мы и сделали очередной привал. Помолились, спели акафист преподобному и уже внутренне решились ехать остаток пути на маршрутке. Но подойдя к остановке, Зоя недвусмысленно предложила, пройти и остаток пути пешком. Причем свое желание она подкрепила и решительным собственным движением в сторону пешего путешествия. Хотя мы так хорошо уже уселись и расслабились, все же превозмогая усталость и лень, мы решили достойно закончить начатый маршрут и двинулись в путь.

По дороге сестры пели на распев тропари, которые помнили на память, потом «Богородице Дево, радуйся…» и, незаметно для себя самих, под разные беседы, под обмен впечатлениями, под звук внутренней тишины, мы незаметно оказались неподалеку от Лавры, у источника преподобного Саввы Сторожевского, ученика преподобного Сергия Радонежского.

 Часть путников ушла в храм с надеждой попасть на конец службы, а три Ирины, Лариса, Андрей и Александр решительно направились к источнику. Надо признаться, что для нас это решение оказалось очень правильным. Во-первых, потому что после источника усталость как рукой сняло, а, во-вторых, соприкосновение со святыней придало сил на остаток дня, которых с лихвой хватило еще и весь воскресный день.

Казалось, наш маршрут включал всего километров 15 пешего хода, однако к Лавре мы подобрались уже в сумерках, после службы.

Тут случился еще один примечательный эпизод, про который мне бы хотелось рассказать. Мы с Ларисой, немного не дойдя до храма, где почивают мощи святого Сергия, решили взять благословение у священника, который попался нам в поле зрения. Поклонившись, мы подошли, но батюшка не только благословил нас, но и стал с нами беседовать.

Он просил нас вспомнить Евангельский сюжет о распятии Христа и разбойников с ним. И сказал, что два разбойника – это символ всего человечества. Только один был благоразумный, а второй нет.

«Не мог, - сказал игумен Игнатий (так звали батюшку), - человек, распятый на кресте, понять, что такой же Человек, распятый рядом, – это Бог. По-человечески это невозможно, только если будет открыто Духом святым. А почему ему Господь открыл? Потому что разбойник исполнил заповеди, во-первых, взял свой крест и принял его безропотно. Во-вторых, когда второй разбойник стал ругать Христа, заступился за Него, поддержал Его морально, как человека. А ведь сказано, что вы сделали одному из малых сих, то сделали Мне. Вот после этого Господь открыл ему, кто Он. И тогда разбойник-то и смог воскликнуть «Помяни меня, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем».

Еще о.Игнатий говорил, что когда мы молимся и просим, особенно за других, то мы уподобляемся благоразумному разбойнику. Он посоветовал ставить свечи у Голгофы и молиться такими словами «Аще можно, вразуми меня или [имярек]. Господи, приведи к покаянию. Помоги нам Господи»

В конце он сказал: «Хотите, я вам расскажу, где искать истинную красоту? Посмотрите на себя в зеркало, когда вы злые. Я сам боюсь в такое время на себя в зеркало глядеть. А посмотрите на людей в добром расположении духа». Все это было сказано с такой любовью, с такой искренней симпатией и сопереживанием к нам, что у нас возникла уверенность, что мы этого игумена уже сто лет знаем, и он нам, как заботливый отец передает то, что сам постиг своим опытом, а не вычитав из книг. Вот такое утешение.

Благословив крестом 1860 года, он направил нас к преподобному, где мы подали записочки о всех наших общниках и сродниках и сами помолились, каждый о чем-то своем сокровенном у раки его мощей. Каждый раз, как я прикладываюсь к ней, меня восхищает тепло, исходящее от стекла над головой преподобного Сергия и то приятное благоухание, которое нельзя спутать ни с чем. Наверное, если так можно выразиться, так обоняется святость.

А потом была полусонная электричка, которая вернула нас в столицу. Но уже ничто не смогло бы отнять у нас этого чудесного дня, такого разного как маленькая жизнь и такого тихого и радостного, наполненного дружеским теплом и соборной молитвой.

Преподобные Кирилл и Мария, молите Бога о нас!

Преподобный отче Сергие, скорый помощниче и преславный Чудотворче, не остави нас грешных, своим молитвенным ходатайством!


Ирина Микурова

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы